Заметка

Женька. Продолжение

3518263_ (600x415, 43Kb)

Вдруг, зал закружился перед Жениными глазами, её качнуло, и она стала проваливаться в темноту. Винсент подхватил её на руки. Антуан, сидевший в зале, вызвал скорую:

Она очнулась в больнице. Рядом была мама.

— Доченька, милая! Очнулась:

— Мама, а где все? — Женя еле шевелила пересохшими губами.

— Дети дома с папой. Друг твой в коридоре сидит, не уходит.

— Я долго здесь?

— Нет, солнышко моё, час назад приехали. Мне Винсент все рассказал. Разве можно себя так изводить?  Почему к врачам сразу не пошла?

— Мам, времени не было. Ты же видела.

— Видела, видела. У тебя анализ крови взяли. Сказали, что придут, скажут.

— Хорошо, мам, только не волнуйся. Позови Винсента, пожалуйста.

— Да, сейчас, моя девочка.

Винсент зашел, опустив голову, чувствуя тяжесть вины за все, что сейчас происходило с его подругой.

— Иди сюда, — Женя похлопала рукой по кровати , — присаживайся. Ну что, что говорят? Только не начинай причитания. Давай по делу.

— Наш показ был последним. Ты — лучше всех! Это не только мое мнение. Даже твои конкуренты опустили флаги перед твоим талантом.

— Это правда? Винс, мы победили? — Женя привстала на кровати. — О, Винсент, друг мой, самый большой и настоящий, мы сумели это сделать! Спасибо тебе!

— Эжени, это тебе спасибо. Ты научила меня идти вперед, помогла мне стать тем, кем я только мечтал быть:

— Согласна, мы оба с тобой просто чудо.  Женя взяла руки друга в свои и посмотрела ему в глаза. Она сияла, но предательская слезинка скатилась с ресничек и покатилась, оставляя влажную дорожку, по щеке. Я тебя очень люблю, Винс.

— И я тебя, Эжени. Очень. Мы же будем и дальше работать вместе?

— Конечно! Ещё как!

— А ещё, я очень хочу познакомить тебя с одним человеком. Мне кажется, что все то- ну ты знаешь, было так- поиск. А теперь все по-другому. Мы знакомы всего два месяца, но кажется, что были вместе даже в прошлой жизни.

— Это здорово! Я так рада за тебя! А как его зовут?

— Кристиан. Правда, удивительное имя?

— Правда, Винс.

В это время раздался стук в дверь.

— Войдите — ответила Марина Петровна.

Дверь открылась, и вошел врач с листочками анализов. Все напряглись.

— Ну что же, мадам Жюсьё — начал врач, перебирая листочки. Конечно, все мы еще сделать  не  успели, но кое-что уже выяснили.

— Говорите, пожалуйста, мы все очень волнуемся — почти проплакала Марина Петровна.

— Говорю. Я возмущен таким безответственным отношением к своему здоровью! И ладно только к своему. Так ещё и к здоровью другого человека!

— Что?! — удивленно спросила В Женя.

— Что? Вы беременны! И срок у вас три с половиной месяца! А вы на учет не встали, ничего не делали!

— Что?! — почти хором спросили три человека.

— Беременны! Плюс переутомление, вот и результат — головокружения и обмороки.

— Но как? Я ничего не замечала, — растерянно проговорила Женя.

— Как? Это вам лучше знать, — рассмеялся врач, сейчас сделаем УЗИ, чтобы посмотреть на состояние плода.

В палату зашла медсестра с каталкой. Женя тихонько села в кресло, они выехали в коридор и направились к кабинету ультразвукового исследования.

Там Женю поджидал ещё один сюрприз. Оказалось, что у неё близнецы. Пока ещё не определялся пол детей, но то, что на мониторе бились два сердечка, было видно отчетливо.

Замирая от счастья, Женя позвонила мужу. Антуан, обрадованный, тут же сообщил сыну и дочери, что у них скоро появятся братики или сестрички. Патрик и Жизель сразу начали придумывать красивые имена , новую обстановку для детской комнаты малышей.

Женя провела в больнице неделю. Потом она, раздав указания своим работникам и, попросив Винсента присмотреть за бутиком, уехала со всей семьёй отдыхать на целый месяц на Мадейру: только море, фрукты, прогулки и отдых. Им приглянулся Casa Velha do Palheiro—великолепный особняк начала XIX века, который буквально утопал в зелени тропических садов, которые благоухают круглый год. Из отеля, расположенного на высоте пятиста метров над уровнем моря, открывался великолепный вид на горы и бухту Фуншала, а домашний уют и безупречный сервис Casa Velha do Palheiro гарантировали  превосходный отдых.

Антуан смог пробыть с ними всего две недели, но, видя, что жена чувствует себя прекрасно, попросил все же Марину Петровну приглядывать за ней, и уехал с легким сердцем.

Женя наслаждалась прогулками, покупками в лавочках местной экзотической одежды; покупала ткани и украшения. Дети загорели и окрепли. Мама помогала ей присматривать за ними, когда после обеда Женька сладко засыпала в прохладе гостиницы.

Отдохнувшая, загорелая, веселая, полная сил и новых идей, она вернулась в Париж, где занялась созданием новой коллекции.

Через четыре месяца Женя родила двоих здоровых малышей — мальчика и девочку, — которых назвали Шанталь и Кристоф.

Патрик и Жизель все свое свободное время проводили у кроваток близнецов, играя с ними, разговаривая.

В помощь Марине Петровне взяли няню для малышей. Спокойная, всегда доброжелательная и улыбчивая Софи пришлась по душе близнецам. Они с удовольствием проводили с ней время. Но самыми любимыми все равно для них были мама и папа. Старшим, Патрику и Жизель, взяли гувернантку, мадам Жаклин, которая помогала им с уроками.

«Португальская» коллекция, как назвала её Женя, созданная спустя год после путешествия, была раскуплена в мгновение ока.

Видя, как растут её дети, как делают первые шаги Шанталь и Кристоф, она загорелась идеей создать коллекцию одежды для детей от нуля и до десяти лет.

Винсент поддержал эту мысль и с энтузиазмом принялся за создание аксессуаров, подходящих для детской одежды.

Дни, занятые работой и наполненные заботой о детях, обожание в глазах мужа, срывались будто листочки календаря в прошлое, открывая новое, интересное будущее, в котором было место только для хорошего.

Как маленькая, прыгала Женька, увидев камеру, которую установил на компьютер Антуан. Она позвонит девочкам, они купят такие же. Если нет, она непременно вышлет им, чтобы они смогли, наконец, увидеть друг друга и показать свои семьи.

Через неделю интернет-мост Женя,  Оля,  Надя,  Наташа заработал в полную силу.

Тем временем готова была и детская коллекция. Модели с младенцами на руках, не твердо стоящие на ножках детки, которых за руку вели старшие братья и сестры; феерия красок, нежности, улыбок никого не оставили равнодушным. Вся одежда из этой коллекции была отдана на благотворительность.

Когда Женя со всей семьей вышла на улицу после показа, яркое летнее небо заволокло серыми тучами, и хлынул дождь. Он обрушился внезапно, сплошной стеной. До машины нужно было пройти несколько метров. Все стояли и в нерешительности смотрели друг на друга. Подошедший к ним Винсент держал в руках два зонта.

— Вот все, что я нашел. Больше нет.

— Спасибо, Винс. Ты как всегда вовремя — Женя поцеловала друга в щёку. — Значит, решим так. Антуан, ты бери на руки Кристофа и Жизель, которая будет держать зонт. А ты, мама, — Шанталь. И, конечно, второй зонт.

— А как же вы с Патриком? — обеспокоила Марина Петровна.

— А мы пробежимся. Быстро- быстро. Винс, пока! Ну, что, сынок, побежали? — Женя взяла сына за руку и они, смеясь, помчались со всех ног к машине.

Приехав домой, няня сразу же искупала в ванной детей, и сами взрослые приняли горячий душ. На столе их ждал ароматный травяной чай и еще теплая домашняя выпечка. Довольные проведенным днем, уставшие, все легли спать пораньше.

Утром в комнату супругов постучала взволнованная няня. Патрик проснулся с высокой температурой. Решено было немедленно вызвать врача.

Осмотр мальчика показал только наличие простуды. Доктор выписал лекарства, таблетки — микстуры — капли, и посоветовал соблюдать постельный режим, пообещав через день зайти и проверить состояние ребенка.

Женя два дня не отходила от сына, по часам давая ему таблетки, меряя температуру, которая, немного снижаясь, снова поднималась. Патрик был очень бледен и начал тяжело дышать. Повторный осмотр вызвал подозрение на воспаление легких. Врач предложил госпитализировать мальчика.

Две недели мать провела в больнице с сыном, который большую часть времени лежал отрешенный, с закрытыми глазами.

Темные круги под ресницами, проступившие на щёчках под бледной кожей, тоненькие голубенькие веночки, синенькая жилка, пульсирующая на виске, — все отдавалось щемящей нежностью к ребенку, мучительной болью в душе. Но Женя строго — настрого запретила себе раскисать. И когда Патрик открывал глаза, он всегда видел улыбающееся лицо матери. Наконец, спустя четырнадцать дней, мальчик проснулся утром и позвал задремавшую в кресле Женю.

— Мам, мамочкав, проснись.

— Да, сынок, — встрепенулась она. — Что, мой дорогой?

— Мама, я есть хочу. — Еще слабым голосом произнес Патрик.

— Есть? Ты хочешь есть? — Впервые за все время из глаз Жени покатились слезы. — Какое счастье! Ты хочешь есть! Я сейчас позвоню домой, только скажи, что хочешь. Тебе приготовят, и папа принесет. А сейчас я тебе сделаю чай и дам немного печенья. Хорошо?

— Да, хорошо. — Мальчик улыбнулся.

В этот день Марина Петровна сменила дочь у кровати внука, которая поехала домой увидеться с другими своими детьми, принять ванну и привести себя в порядок.

Через месяц выздоровевшего мальчика встречала дома вся его семья. Повар Луис превзошел себя, накрывая праздничный стол к обеду. Жизель нарисовала братику большую картину красками, которую с отцом вставили в рамку, чтобы повесить её в детской. Близнецы спели разученную с няней песню, о том, как они любят своего старшего брата. А главным сюрпризом, который подготовили мама и папа, была поездка в Дисней, но только не сейчас, а через месяц, когда Патрик окончательно окрепнет.

Окончилось лето, наступил сентябрь, необыкновенно теплый и красивый в этом году.

Позвонили родители Антуана и сказали, что постараются приехать к ним в гости до наступления холодов. За столько лет они привыкли к тёплому климату и стали избегать путешествовать зимой. Хотя, впрочем, и не было у них за это время никаких путешествий. Только работа, трудная, интересная и любимая. Вот, наконец, решились на недолгий срок, приехать, повидать внуков, познакомиться с ними и невесткой воочию. Женя и Антуан начали подготавливать для них комнату, где им было бы удобно и комфортно.

Казалось, жизнь налаживается. Есть дело, которое приносит радость, удовлетворение и хорошие деньги. Есть муж, который любит и всегда понимает. Есть друг, который за эти годы стал родным и близким человеком, преданным и искренним. Есть четыре лучезарных солнышка, заполнивших её душу собою. Есть мама, которая живет её семьей, её радостями и печалями. Есть все. Почти все. Кроме любви. Любви женщины, к мужчине. Чтобы перехватывало дыхание, чтоб дрожали ноги, и сбивалось с ритма сердце, чтоб сладко ныло «под ложечкой» только от одной мысли о том, что ты сейчас увидишь его.

Такая любовь осталась в ее прошлой жизни, эту любовь она запрятала в самый потайной уголок своего сердца, запретила себе думать о ней — но часто, лежа в постели с мужем, она мечтала, чтобы хоть на мгновение на его месте оказался другой человек, ее Боренька.

Потом она ненавидела себя за такие минуты слабости, клялась, что это больше не повторится.

Но все самые добрые побуждения, уважение к мужу, благодарность и признательность ему не могли заменить Жене страстное желание любить.

Комната для родителей была почти готова, когда раздался звонок от отца Антуана. Поездка отменялась. Умерла его мама, а без нее для сломанного потерей пожилого человека все теряло смысл. Сын просил разрешить приехать на похороны, но отец отказал. Говорил что-то об эпидемии и не хотел подвергать сына опасности. Он просил прощения за то, что лишил его матери, убедив ее посвятить себя своей мечте — лечить бедных людей в забытых Богом уголках мира.

Антуан ничего не отвечал, только несколько скупых слез быстро промелькнули в глазах, даже не пролившись.

Женя, как могла, поддерживала мужа. Он осунулся за пару дней, и в его волосах стало намного больше седых волос. Порывшись в старых семейных альбомах, она нашла очень красивую фотографию, где родители Антуана молодые и красивые, радостно улыбались в объектив.

Посоветовавшись с несколькими знакомыми, она выбрала художника, которому заказала большой портрет. Через пару месяцев, когда муж после работы зашел в столовую, на него со стены, счастливые, смотрели мама и папа.

— Спасибо тебе, Эжени. Спасибо. Я очень люблю тебя. — Он обнял свою жену, которая почувствовала, как платье на ее плече стало влажным от его слез.

— Я хотела, чтобы ты всегда их помнил такими, чтобы они всегда были не только в твоем сердце, но и в твоих глазах. Твои родители потрясающие люди, я горжусь тем, что они мои родственники и благодарна им, что у меня есть ты.

— Я люблю тебя, моя Эжени. И они тоже очень любят тебя.

— Я знаю, Тошенька. Знаю.

К зиме Антуан немного пришел в себя от потери и предложил всем отправиться в Альпы, на горнолыжный курорт.

В  Марина Петровна отказывалась, ссылаясь на то, что вставала на лыжи последний раз в школе. Но Женя пообещала, что она с близнецами будет просто отдыхать, наслаждаться чистым воздухом и природой. А покорять вершины будут самые смелые: она с мужем и Патрик с Жизель. Видя сомнения в глазах мамы, дочь пообещала в помощь ей взять с собой няню Софи. Последний аргумент разрушил все сомнения Марины Петровны и привел в неописуемый восторг няню и близнецов.

Услышав о таких планах на рождественские каникулы, Винсент и Кристиан попросили у семьи де Жюсье разрешения присоединиться к ним. Винс давно уже был своим человеком в их доме, и Кристиан, скромный, воспитанный и, к слову, очень симпатичный молодой человек, вызывал симпатию не только Жени и Антуана, но и детей.

Так что решено было ехать всем вместе.

Как всегда подготовив подарки для своих подруг Оли, Нади и Наташи, и их семей, Женя отправила посылки заранее. Поговорив с ними по скайпу, попросила, чтобы они обязательно сообщили ей, все ли понравилось и подошло. Она смотрела на родные, любимые лица в мониторе ноутбука. Такие же молодые, совсем не изменившиеся.

— Жень, а ты такая же красотка! — сказала Оля.

— Некрасиво читать мысли! — засмеялась Женя.

— Правда -правда! — поддержали Олю подруги. — Как дети? Как мама?

— Спасибо, девочки, все хорошо. Главное, все здоровы. А у вас как?

— И у нас — супер, Женька! Все-таки, как хорошо, что мы не потерялись за столько лет. Конечно, у тебя там друзья покруче, чем мы, но мы-то — первые!

— Вы — не первые, вы — единственные, и других таких у меня уже не будет. Здесь трудно найти дружбу как наша. Только Винсент — исключение. Вот приедете ко мне, увидите. Он вам понравится.  — А мы ему? -Наташа состроила рожицу.

— В таком виде — сто процентов! — рассмеялась Женя. — Все девочки, побегу, меня в бутик зовут. Какие-то вопросы появились. Всех целую! Своим от меня — привет!

— Пока, Женька! До связи!

С легким сердцем после разговора с подругами женщина окунулась в работу. Нужно было готовиться к показу летней коллекции. А времени оставалось совсем немного.

Рождественские каникулы получились яркими и веселыми. Все немного загорели, у детей на щечках появился румянец.

Жизель,  впервые вставшая на лыжи, проявила талант. Она быстро освоила все детские трассы и попросилась на взрослую. Но родители даже слушать об этом не хотели. Малыши с няней и бабушкой лепили забавные фигурки из снега и катались на санках.

Иногда Женя с Винсентом и Кристианом отправлялись в поход по магазинчикам, покупая интересные мелочи, которые потом могли пригодиться в работе.

В Париж возвращаться не хотелось, но взрослых ждала работа, Патрика и Жизель — школа. Для малышей тоже было занятие — они учились читать и считать.

Несколько раз Антуан пытался связаться с отцом, но безрезультатно. Видимо, тот хотел в одиночестве пережить свое горе.

Прошел показ летней коллекции. Впереди, хоть и окончательно не отступила зима, предстояла работа над зимней коллекцией следующего года. У Жени, Винсента и Кристиана, который был визажистом и парикмахером, зрели по этому поводу в головах совершенно сумасшедшие идеи. Которые им очень понравились и непременно должны были воплотиться в жизнь.

В начале апреля Ольга позвонила Жене по телефону и попросила вечером связаться с ней по скайпу.

— Что-то случилось? — Всполошилась Женя. — Оля, не томи.

— Женечка, все в порядке. Просто нужен совет, есть разговор. Девочки будут у меня. Все, до вечера. — Ольга положила трубку.

Компьютер, как назло не хотел долго включаться, Женя нервничала. Наконец все получилось. Вот и девочки в сети. Она «кликнула» видеозвонок. На экране появились подруги.

— Так, без приветствий! Что случилось?

— Привет! Ничего такого, чтоб нервничать, — начала успокаивать подругу Наташа.

— И все же? — не отступала Женя.

— Ладно, слушай. — продолжала Надя. — Нашей школе исполняется пятьдесят лет. Хотят заказать грандиозный праздник. Ну и приглашают всех выпускников. Мы обзваниваем наших. Потом напечатают пригласительные, им же надо знать, на сколько человек все рассчитывать. Вот мы и решили спросить тебя. Ты как? Приедешь?

— О-па! Вот это новость! Так сразу и не скажу. А когда торжество?

— На майские, чтоб все выходные были.

-В  А-а-а, кто из наших будет, уже знаете?

— Почти все. Но ты же не об этом хотела спросить. — съязвила Оля.

— Об этом. О чем ещё? — возмутилась Женя.

— Ага, говори другим, не нам. Ты о Борюсике спросить хотела. — Оля была неугомонна.

— А если о Боре? То что?

— Ничего, так и спрашивай!

— И спрашиваю! Боря будет?

— Да!!!!! — хором закричали три подруги.

— Ну что, Женёк, приедешь? — спросила Наташа.

— Да — вздохнула обреченно Женя. — Приеду.

— Ура!!! — закричали девочки.

— Тише вы, весь Париж разбудите — смеялась Женя. — Давайте свяжемся через пару дней. Мне надо подумать и обсудить поездку дома. Я потом вам все скажу.

— Конечно. Это важный шаг. Мы будем ждать твоего звонка.

— Спасибо, девочки!

— За что?!

— За то, что вы есть!

После ужина вся семья собралась в гостиной. Марина Петровна учила семилетнюю Жизель обращаться с иголкой и нитками, вышивая простенькие картинки гладью. Десятилетний Патрик, устроившись с ногами в кресле под торшером, увлеченно читал книгу. Совсем недавно отец открыл для него мир приключений Жюль Верна, и теперь мальчик буквально «проглатывал» одну книгу за другой. Из ванной доносились веселые крики и смех близнецов, где еле различим был спокойный голос няни Софи, убеждающий малышей не лить столько воды на пол, иначе они выплывут, как корабль, прямо в коридор.

— Антуан, Тошенька — Женя мягко коснулась руки мужа, обращая его внимание на себя, так как он в это время смотрел по телевизору свой любимый фильм «Шербургские зонтики».

— Да, дорогая? — Антуан повернул голову к Жене.

— Я хотела поговорить с тобой, вернее, спросить, посоветоваться… — запиналась, не решаясь, прямо высказать свое желание, Женя.

— Я слушаю тебя.

— Понимаешь, мне звонили мои девочки. В начале мая будет праздноваться пятидесятилетие нашей школы. Соберутся выпускники.

— Нужна какая-то помощь? Скажи, мы обязательно сделаем все, что в наших возможностях.

— Нет, помощь не нужна…

— Так в чем же тогда дело, Эжени?

— Они просят, чтобы я приехала на этот праздник. Будут почти все наши одноклассники.

— Они просят, а ты сама? Ты хочешь поехать?

— Хочу. Я бы увиделась с подругами, походила бы по тем местам, где прожила столько лет… может, убедила бы девочек все же приехать к нам в гости. Я очень по ним скучаю. Телефон и интернет, конечно, хорошо, но поболтать, сидя рядом, — совсем другое дело.

— Так поезжай! Или ты в чем-то сомневаешься?

— Нет, я очень хотела бы поехать.

— Решено, завтра же заказывай билеты. Даем тебе отпуск на десять дней. О детях не волнуйся. Мы будем с ними строгими, внимательными и добрыми. Думаю, что Винсент и Кристиан присмотрят за твоим бутиком. Кстати, мне кажется, что твое дело надо расширять. Это уже не бутик. Ты создала Дом Моды. Так что обдумай во время поездки мое предложение. И хватит вам с Винсом бегать по каждому вопросу друг к другу по улице. Пора перебираться под одну крышу.

— Знаешь, Тошенька, я уже думала об этом. Надо будет поговорить с мальчиками. А десять дней — это королевский подарок! Все, забронирую билеты и поеду. — Женя с облегчением выдохнула. Антуан обнял жену за плечи, притянул нежно к себе и поцеловал в макушку. Он готов был сделать для нее все, что угодно, только бы видеть искорки счастья в ее глазах. Часто задавая себе вопрос, любит ли жена его, пусть даже не так, как он ее, не мог дать ответа. Иногда казалось, что любит, иногда — терпит. Только одно чувство определенно читалось в ее отношении к Антуану — уважение. А ему так хотелось видеть в ее глазах восхищение влюбленной женщины. Даже в минуты близости он чувствовал, что она скорее уступает ему, чем отдается страсти. Но надеялся, что его глубоких, до сих пор пылающих чувств, хватит на двоих. Надолго, а лучше навсегда. Своей жизни, без любимой и единственной Эжени,  он не представлял.

Серия сообщений «Женька«:
Часть 1 — Женька. Начало.
Часть 2 — Женька. Продолжение.

Часть 6 — Женька. Продолжение.
Часть 7 — Женька. Продолжение.
Часть 8 — Женька. Продолжение.
Часть 9 — Женька. Окончание.

Оцените статью: Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...
Просмотров: 691
загрузка...