Заметка

Абзацы про рак, коррупцию, революцию и войну

Автор — http://lagu-lagu.livejournal.com/333312.html, если бы не страшный диагноз, то проведенная автором параллель с происходящими событиями полностью отвечает моему восприятию всего, что происходит и произошло.

«В последнее время у меня постоянное дежавю — все что происходит я уже проходила, прочувствовала и сейчас опять. После объявления о вводе российских войск на территорию Украины я два дня плакала. Слезы лились и лились и я была безутешна, никакие оптимистичные подбадривания друзей на меня не действовали, потому что я знала наверняка, что это точка невозврата и мира, который у нас ранее был, не будет уже никогда для нас ныне живущих.

 …Четыре года назад мне просто и обыденно вписали в медкарту — рак правой молочной железы стадия 3Б, немедленная госпитализация, радикальная резекция с последующей химиотерапией и лучевой терапией — вот так, как пишут «ОРВИ» или «бронхит». Со мной никто не говорил с придыханием, никто не говорил никаких подбадривающих слов, вписали все в карту, дали ее в руки и сказали «Звоните в вашу страховую и узнавайте будут ли они за вас платить». Что я тогда знала о раке? Наверное лишь то, что от него умирают и вот я стою в коридоре больницы и читаю запись про себя — «рак» и мой мозг отказывает верить, понимать и осознавать, что это произошло со мной. Я хочу расплакаться, но рациональное побеждает и я начинаю ходить по кабинетам и делать обследования, как сомнамбула. После я звоню другу и он меня начинает убеждать, что это может быть ошибкой и что все не так. Я охотно верю и ухожу из онкодиспансера, мне делают еще анализы, еще обследования, все поддакивают и соглашаются, что это не рак, удаляют лишь опухоль, опять ошибаются и дают заключение, что она доброкачественная, опять анализ и… опять рак. Пометавшись еще чуток, я сдалась в онкоинститут на химиотерапию и радиотерапию, когда через полгода меня выписали со словами «живите обычной жизнью» я начала плакать и плакала сутки. И в моей душе были такие же чувства, как и после ввода русских войск в Крым — не будет уже обычной жизни, потому что в моей душе выжженная пустыня.

владимир казаневский карикатура…Что такое рак? Никто до конца не знает почему он берется, но как он убивает известно — клетки организма перестают выполнять свои функции и начинают объединяться в новую систему, цель которой обеспечивать свою жизнедеятельность, а не жизнедеятельность всего организма в целом. Они забирают ресурсы, строят свои связи, мигрируют по лимфатической и кровеносной системах, перепрограммируют другие клетки в других органах, возникают метастазы и тело умирает, потому что изнутри его ресурсы съедает рак. Вам ничего не напоминает этот процесс? Это совершенно такая же схема, по которой работает коррупция.
Давайте рассмотрим страну как живой организм — каждый человек, как клетка этого организма, имеющая и выполняющая свою функцию, объединяясь в системы, они выполняют функции жизнеобеспечения всего организма. Не зря и у человека и у страны есть органы. Человеческий организм очень сложная система, как и организм государства, в них все важно и все должно работать слаженно, чтобы жить. Правительство это как мозг — он распределяет функции и регулирует все процессы, экономика это как гормональная система, органы правопорядка — имунная система и т.д.

И вот в этой системе одна из клеток — президент — мутирует и начинает, вместо того чтобы заботиться о всех, все делать на благо себя и своей семьи, и начинает выстраивать все системы таким образом, чтобы все ресурсы стекались к ней — на ключевых позиция в стране оказываются не профессионалы, а нужные люди, которые обеспечат нужный поток в нужное место, они в свою очередь передают эстафету дальше, и дальше, и дальше и… За счет чего эта махина выживает? За счет миллионов обычных клеток — они работают, платят налоги, но не могут за это насытиться нужным образом, ни сами, ни насытить и обеспечить свою семью — родителей и детей.


владимир казаневский карикатура/3518263_C4Qt0UgVSBmebYlYkf2DDw (700x494, 260Kb)Раковые клетки возникают в организме каждого человека каждый день, но здоровая имунная система их уничтожает. Так происходит в демократических странах — органы правопорядка следят за всеми и в случае доказанных фактов коррупции увольняют и простых чиновников и высших глав. Ну а если страна не демократическая, то шансы получить раковую опухоль есть и очень большие. Рак сложно диагностировать на начальной стадии, для этого нужно высокоточное оборудование, специально контрастирование, чтобы заметить те первые несколько клеток, которые мутировали и соединились. На этом этапе остальные клетки организма пока не замечают ничего тоже. Но когда рак поражает все — их уже видно невооруженным глазом всем и вся. Каждый член общества, если он не отшельник, начинает видеть это каждый день, когда приходит в больницу, когда его останавливает ГАИ, когда приходит пожарный инспектор, проверка из соцстраха, налоговой, когда получает зарплату и пенсию или узнает размер прожиточного минимума. Но к огромному моему сожалению это уже четвертая стадия рака, которая лечится очень сложно и только очень реактивными, токсичными и травмирующими методами.
Внешние кредиты для такого общества это как витамины и глюкоза для раковых больных, ими питаются раковые клетки и растут еще больше, а остальным мало что достается и в итоге раковая опухоль еще больше увеличивается, приближая смерть всего организма. В медицине это же палиатив — дорога на кладбище и как известно в нашем негуманном обществе без обезболивания.
Реформы в такой ситуации это как нетрадиционная медицина — поможет в том случае если очень высокий уровень осознанности каждой клетки и это всегда чудо.
Перевыборы, как нерадикальный метод лечения — отрезали кусочек, а система-то осталась.

Поэтому единственный метод, который, увы, подходит — это революция и война — хирургия, химиотерапия, радиотерапия, а потом еще нужна будет гормонотерапия надолго.


владимир казаневский карикатураКогда я слышу осуждение того, что у нас случился Майдан и погибли люди, что мы майдауны, бЕндеры и еще кучи слов, что свергли лигитимного, а вот надо было переизбрать, я вспоминаю доброжелателей, которые мне и моим друзьям рассказывали, что рак надо лечить прощением, травками или еще какими-то знойными альтернативными методами. Я, как человек, который три с половиной года ведет сообщество для онкологических больных и переобщавшись не с одной сотней онкоживых, могу сказать, что нам с завидной регулярностью пытаются поставить в вину наше заболевание и указать альтернативный путь и достаточно часто это бывает грубо, а еще часть народа от нас просто отвернулась или исчезла из нашей жизни, в тот самый момент, когда нам более всего нужна была поддержка. «Ты выбрала легкий путь» сказала мне знакомая на мой ответ, что я буду лечиться химиотерапией, а не предложенным ею альтернативным дяденькой, «я думала у тебя есть шанс, а у тебя его нет» — на мою просьбу принести арбуз и нежелание слушать нотации про надобность жития сегодняшним днем и еще куча подобных эпизодов было — многие, у кого не было рака, знали как я должна лечить свой. И единственный способ себе помочь в такой ситуации — не спорить, а оставить в прошлом таких «доброжелателей», потому что очень нужны силы чтобы жить и бороться, а тратить их на подпитывание чьих-то комплексов очень дорого для себя. Я загнала глубоко внутрь обиду на мужчину, который оставил меня под онкополиклиникой в первый день обследования и растворился в небытии и достала ее только через три года и разбиралась с этим чувством односторонне, когда поняла, что оно мешает жить именно мне, а в тот момент четыре года назад, я плюнула и пошла заниматься лечением и спасением себя, опираясь на тех кто рядом.
Именно поэтому наши ленты так пестрят перепостами тех, кто нас поддержал, но и списки тех, кто против нас, мы тоже храним, чтоб не наступить потом на теже грабли, а лучше обойти.


Нашу революцию называют революцией достоинства, а я называю ее революцией совести, потому что те, кто поддержал, это люди, для которых совесть, честь и достоинство не пустые звуки. И еще маленькая красноречивая параллель — из моих редких знакомых, кто не поддерживал майдан, была одна барышня, которая сказала мне, что нет шанса, а еще одна, на мое сообщение, что я в больнице после операции даже не спросила, что со мной и не нужна ли мне помощь, хотя очень пеклась о судьбах раненых беркутовцев. Без комментариев, правда?

владимир казаневский карикатура

«Чего вы добились? У вас погибли люди, на Крещатике сожженные здания и баррикады, есть раненые и инвалиды».
Чего мы добились? Изгнание президента это только начало — хирургия — в нашем случае гнойная, а теперь надо начинать химиотерапию. Рак не лечится за один день, это длительный процесс и он отнюдь не пахнет розами — это запах лекарств, рвоты, кала, гноя и смерти. С нами остаются большей частью только самые близкие, просто приятели или забегают раз в пятилетку или исчезают после того как узнают, что прошло сколько-то месяцев, а ты не прыгаешь козой, а ползаешь. Когда проходишь лечение твоей реальностью и новостями становятся анализы крови и мочи, побочки разного толка — то поносы, то запоры, то прыщи, то стоматит и куча всего о чем мы потом никому не рассказываем, почитайтеВ мою историю в ELLEВ там нет рассказа про то, что как у меня 10-ть недель шла кровь из носу, как у меня сгорели вены, как химия попала под кожу и теперь у меня плохо работает кисть руки, как сыпались волосы и еще кучи всего, что обычно не принято рассказывать, но как бы надо понимать, что не бывает при лечении рака ни быстро, ни красиво, ни безопасно. И да, всегда находятся «умные», которые пытаются тебе внушить, что можно было травками, а химия тебя убивает.

Когда говорят о обезображенном Крещатике и Майдане, о сгоревшем доме профсоюзов, что это уродливо, меня это больно ранит, как-будто говорят о моих шрамах на теле после 5-ти операций, да это уродливо, да это некрасиво, но тыкать мне в нос, что я обладатель этих шрамов и сама в них виновата, что согласилась на операции — увольте, вы просто нелюди.

Сотни погибших и покалеченных? — ок, а давайте посчитаем тех кто умер от того, что не получил медпомощь в районных больницах, к кому приехала скорая без лекарств, онкологических, кто не смог найти деньги на химию или лечение за рубежом, люди с ВИЧ и геппатитом, туберкулезом, тех, кто погиб при пожаре в Харькове и аналогичных, кто погиб в авариях из-за состояния дорог, кого сбили нетрезвые водители, кого незаконно осудили, женщин Врадиевки, которых убили маньяки в милицейской форме — их тысячи и тысячи и это все жертвы коррупции. Липовые акты пожарных, проверок больниц, кумовство в органах правопорядка и юстиции убило много больше людей, чем погибло на Майдане, но они умирали тихо и это никого не заботило кроме безутешных близких, которые не могли и не могут ни предъявить обвинение врачам или кому бы то ни было в халатности, в неисполнении своих обязанностей . А Небесная Сотня Майдана погибла громко и именно за то, чтобы перестали умирать другие.

владимир казаневский карикатура

А еще знаете что бывает после того как ты несколько месяцев героически лечил рак? Ты очень слабый, тебе еще надо пройти некоторое лечение, тебе нужна реабилитация, а тебе говорят — все, больничный окончен — дальше лечись за свой счет, сам договаривайся с работодателем, вот тебе инвалидность и пенсия, которой хватает тебе на анализы крови да бахилы. А также знаете ли вы почему тысячи людей с серьезными заболеваниями, не только с онкологией, скрывают свою болезнь от всех? Потому что тебя выкинут с работы — ты инвалид, а нужны здоровые. Ты остаешься по окончании банкротом, за тобой выжженная пустыня — предательства, куча потраченных денег, часто долги, неоплаченный кредит, а всем на тебя плевать и норовят у слабого что-то оттяпать. Крым, например. И чтобы продолжить лечение, реабилитироваться приходится обращаться ко всем за помощью, инвентаризировать все контакты, выслушать какие могут быть варианты помощи, расстаться с теми, кто норовит поживиться на твоей слабости, выработать для себя план действий и настраиваться на длительный процесс лечения и восстановления.

В этом месте я уже сама не помню про что я пишу — про рак или про революцию, но это и не важно, потому что слова и чувства одни и те же.


«У вас бандитизм и гражданская война на носу» — да, есть чуток, при агрессивном лечении обостряется вся хроника — все проблемы, которые были когда-то в организме вылезут во всей красе, потому что имунная система очень слабая, а то ее и нет — поэтому под шумок вылазит всякая шваль грабить, собирать деньги якобы на благие цели, убрать неугодного под шумок — так как есть на что списать. Перед пересадкой органа или костного мозга специально полностью угнетают иммунную систему, чтобы не было отторжения и таких людей держат в стерильных боксах, так как любая бактерия может убить. У нас нет такой роскоши, как стерильный бокс, да и неоткуда нам пересаживать здоровое, наш путь — химия, она убивает не только раковые клетки, но и здоровые, те, что быстро размножаются, поэтому лысеют и в крови погибают лейкоциты, которые помогают бороться с болезнями, поэтому все вирусы будут ваши — кто-то кинул где-то идею про угнетение русского языка и подхватили, кто-то начал где-то орать «Россия, Россия!!!» и понеслись митинги сепаратистов.


А еще вечные спутники рака — стресс, депрессия, агрессия, зависание, залипание и куча всего подобного. Это побочки наркозов, химии и стресса. Мне много ставили в укор, что я нетерпимая, нервная и агрессивная, что стоит спросить меня что-то про рак, как завожусь как с полоборота. Сейчас у меня полстраны, а то и более точно таких же — спросите из что-то про Бандеру и фашистов — оооо, заведутся, а кто-то молча удалит из френдов, потому что психика у людей на пределе. Если жить долго ожидая результатов лечения, при чем с каждым этапом лечения тебе хуже и хуже, то становишься таким комком нервов. Если жить, засыпая под кононаду или не спать, ожидая нападения, то тоже становишься комком нервов. Когда умирают рядом люди от рака, каждая смерть отзывается в тебе страхом, что ты следующий и рождается злость на болезнь. Когда умирают люди рядом от пуль, каждая смерть отзывается в тебе страхом, что ты мог быть на его месте и рождается злость на врага.
А когда происходит некое затишье, ты начинаешь параноить и в каждом насморке видишь признаки рецидива болезни, ты не уверен сработала химия или нет, а вдруг в тебе опять растет нечто. Это очень похоже на то, как мы сейчас каждую новость пристально сопоставляем с тем нет ли какого признака, что все напрасно.

владимир казаневский карикатура

Моя история начатая 4-ре года назад не закончилась — «долго и счастливо», через полтора года случился рецидив — болезнь вернулась и мне пришлось еще раз пройти все лечение, но это было намного легче, чем в первый раз — да было больно и неприятно, страшно и было немножко отчаянья, что лечилась и зря, а потом просто собралась в кучу, вспомнила все чем мотивировала других, смотивировала этим себя и сейчас вот уже на пути восстановления — навожу красоту.  любом случае с момента постановки диагноза я прожила 4-ре года, любой онколог вам скажет, что для 3Б стадии это очень хорошо. Из всех своих перепетий я вынесла огромный опыт того, что за жизнь стоит бороться, что как бы страшно не было, но надо делать и шаг за шагом не так уж оно и страшно, что надо принимать помощь и ценить помогающих, не тратить силы на злопыхателей, а лучше их потратить на того, кого ты ценишь или вообще на незнакомого тебе человека.

Наш путь лечения страны от рака только начался и я, как человек, который подобный путь уже прошел, хочу сказать, что у нас есть шансы выжить в этой борьбе. Да, тут не будет быстрого улучшения, а после всех мероприятий по лечению становится очень плохо, процесс реабилитации долгий, но мы можем это все пройти, потому что у нас есть друзья, которые готовы нам помочь, потому что мы уже изменились и настроены на победу, мы уже понесли потери и возможно они еще будут. В борьбе с коррупцией под раздачу попадут многие, мы призываем не давать взятки, но не просим реформы органов власти, медицины, чтобы люди могли без взяток работать, но эти осознания они еще придут, не все сразу. У нас будет еще много страха и отчаянья и возможны еще и «рецидивы», но я повторю то, что говорю своим онкоживым друзьям — рецидив это всего лишь еще один этап, который тоже надо пройти и который пройти легче и проще.
Но ведь от рака умирают? — спросите вы меня, а я вам отвечу — Да совсем не обязательно, моя подруга вот недавно поздравляла бабушку с 92-х летием, а у бабушки в мохнатые советские времена был рак.
Рак это не гарантированная смерть, рак это гарантированно сложный период лечения и последствия, с которыми придется жить всю оставшуюся жизнь.

Я плакала, когда закончила лечение, потому что тогда знала, что я никогда не смогу забыть предательства, потери, что никогда мое тело не станет прежним, что мне предстоит учиться жить заново в обычном мире с обычными людьми, заново искать работу, учиться чему-то новому, что моя жизнь, которая была до этого закончилась и началась другая, а я в общем-то была довольна своей жизнью и не просила перемен. Еще я плакала, потому что знала, что теперь никогда у меня не будет полного покоя, что каждую проверку я буду труситься и бояться возврата болезни.

Я плакала, когда ввели войска в Крым, потому что тогда знала, что нам так много сложного предстоит пережить, столько тяжелых процессов должны еще пройти, но мы не можем сейчас все силы направить туда, так как у нас рядом появился большой внешний враг, вместо друга, который мог бы нас поддержать, в нашей очень тяжелой болезни. В итоге мы, конечно, адаптируемся и научимся жить с соседом, который грозит в 21-м веке ядерной пылью. Но…
Когда я спросила у врача будут ли у меня дети, он мне просто ответил «Пока мы боремся за вашу жизнь, все остальное потом». Сейчас, как бы горько и обидно нам не было, надо бороться за жизнь нашей страны, а остальное будет потом… Наш враг номер один все таки коррупция, защищая границы своей страны, сейчас очень важно не забыть о главной проблеме. Сложно чинить паровоз на полном ходу, но такая вот судьба и можно лишь поплакать чуток и продолжать ремонт…»

Использованы карикатуры моего брата, Владимира Казаневского.

3518263__1_ (414x80, 43Kb)

Оцените статью: Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...
Просмотров: 789
загрузка...