И снова книги. В искусстве. Их роль невозможно преувеличить.

В 

Книги в искусстве. Часть первая: Древность, Тайна, Знание.

В 

В 

В 

Современное искусство и книги: обзор

Современное искусство и книги: обзор


Может ли вещь быть мудрой? Может ли она говорить? Может ли она жить? Да. Если этоВ книга. Истинные ценители и знатоки могут подтвердить: книги — они как люди, и даже порой более человечны, чем люди. Более таинственны. Более мудры. Этот обзор о книгах, каждая страница которых хранит больше тайн Вселенной и времени, чем мы можем себе представить; о Тяжелых переплетах и Ветхих страницах, о Медных обложках и Верхних Колонтитулах. Этот обзор — о книгах в современном искусстве.

В 

Память тысячелетий

Искусство и книги: прошлое и современость

Искусство и книги: прошлое и современость

Человечество уже далеко не молодо. Оно пережило так много, что давно могло бы поумнеть. Но — увы — оно беспамятно, потому что со смертью разума пропадают его знания. Как же сохранять опыт веков? В бескнижную эпоху что-то могло сохраниться лишь в устном искусстве; но фольклор годится скорее для забывания, нежели для запоминания.

Искусство книг: древние фолианты

Искусство книг: древние фолианты

Все изменилось, когда появилась письменность. Именно тогда человек познакомился с кем-то, кто никогда не забывает, и может пережить народы, цивилизации, царства и империи. Этим кем-то была книга. Вы можете не задумываться об этом, но сейчас, пока вы читаете эти строки, в огромных, тщательно охраняемых и проветриваемых дворцах лежат свитки бумаги со словами, которые значительно старше Иисуса Христа.

Искусство книг: обаяние старины

Искусство книг: обаяние старины

А почтение наше к древности по-прежнему безмерно. Мы можем немного знать о ней; но всегда найдется кто-то, кто ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЗНАЕТ. Этот кто-то — книга. И по-настоящему она ценна, если на ней лежит отпечаток древности. Увидев такую книгу, человек понимает: он встретил некое существо, которое старше и мудрее его, да еще и способно своей мудростью поделиться.

Искусство и книги: ветхие страницы

Искусство и книги: ветхие страницы

Именно поэтому художников так привлекают старинные фолианты и инкунабулы, пропитанные кисловатым запахом древней пыли, обшитые кожаными и медяными панцирями, огромные и тяжелые, как динозавры… Или какВ драконы. Да, именно с драконами можно сравнить старые книги — полумифических свидетелей навсегда ушедших времен.

Книги и искусство: память веков

Книги и искусство: память веков


Знание — сила

Как это ни странно, тяга к знанию присуща человеку не менее, чем склонность дышать или жевать. Смыслы же, из которых состоит Вселенная — это прихожане в великом храме из букв и страниц. А сами книги — ключи от этого храма.

Искусство и книги: Ключ

Искусство и книги: Ключ

Войти в храм Великого знания можно только одним путем — открыв книжный переплет. Портал, который открывается читающему книгу — один из любимых образов художников.

Искусство и книги: Дверь к знанию

Искусство и книги: Дверь к знанию

Прошедшему через эти ворота нет пути обратно: никому не под силу забыть то, что он увидел по ту сторону знания, в слепящей правде книжной страницы. И все равно отважные странники вновь и вновь штурмуют эти ворота — мимо них нельзя пройти к истине.

Искусство и книги: портал в Истину

Искусство и книги: портал в Истину

Магия и тайна

В 

Книги и искусство: немного магии

Книги и искусство: немного магии

Но где знание — там и магия. Расползающуюся ткань Мироздания можно удержать в руках только чудом — и это чудо происходит. Знание, сконцентрированное в книгах, достигает такой мощи, что становится волшебством, а сама книга — предметом из потустороннего, чудесного мира.

Книги в искусстве: волшебство обложки

Книги в искусстве: волшебство обложки

А ведь если вещь наделяется волей и духом, то она магична сама по себе. Порой рольВ книги в искусствеВ подымается не выше «волшебного помощника» — но иногда в постмодерне она является сценарием, по которому происходят все события. Уже не бытие организует текст, а сам текст начинает безраздельно властвовать над жизнью.

Книги в искусстве: сборник заклинаний

Книги в искусстве: сборник заклинаний

Именно поэтому книги воспринимаются нами как артефакты. Художники, чуткие, как собаки, отражают в своих произведениях это невысказанное почтение к бумажным томам. Читали бы миллионы «Код да Винчи», если бы те же идеи были изложены не в толстой красивой книге, а в тоненькой методичке?

Книги в искусстве: самая известная книга

Книги в искусстве: самая известная книга

Вообще, уважение к книгам в европейской культуре нельзя переоценить. Современный мир по-прежнему пропитан их культом. И не зря мусульмане называют себя, христиан и иудеев одинаково -В Люди Книги.

В 

http://www.kulturologia.ru

В 

Оцените статью: Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (Пока оценок нет)
Загрузка...
Просмотров: 776
загрузка...