Заметка

Дорога из желтого кирпича. Продолжение

3518263_ (590x400, 147Kb)

 — Алло

— Таточка! Привет! Ты что бежала откуда-то?

— Анечка! Здравствуй! Нет, просто заработалась и не ждала звонка. Что у тебя?

— Я соскучилась. Так хочется посидеть  с тобой, поболтать

 — Я только «за». Давненько не устраивали мы с тобой посиделок.

— Ага, давно. Один месяц и две с половиной недели.

— Срочно, Анютка, исправлять надо такое безобразие.

— Так, а к нам вчера Миша с Аленой приходили. Брат у меня просто красавец!

— Согласна, — улыбнулась Наташа. — Так что с посиделками?

— А давай сегодня! Можно!

— Договорились. Ты ко мне сперва на работу заедешь или сразу домой?

— Таточка, я только к восьми освобожусь, так что успею только домой. У меня к тебе еще просьба есть, — замурлыкала в трубку Алена.

— Выкладывай уже, только сразу, а не порциями.

— Можно я у тебя ночевать останусь? Нехорошо молодой девушке поздно ночью по улицам ходить.

— Вот хитрюга, — засмеялась Ната. — Конечно, можно, но предупреди маму и папу.

— Таточка, — ты самая лучшая! Я тебя обожаю!!!

— Ты скажи, Анют, что ужинать будем? Что хочется? Я приготовлю.

— Всё-всё-всё заказывать могу?

— Так много не осилю. Давай три блюда, чай не в счет.

— М-м-м мясо по-французски, зеленый салат и мраморный кекс. Получится?

— Это уж точно получится. Только не опаздывай, целую, Анечка!

— И я тебя. До встречи.

Забежав после работы в магазин, Наташа купила все необходимое и с удовольствием принялась готовить. Она очень любила такие вечерние задушевные разговоры с Анечкой, которую любила как дочь. И сейчас, накрывая на стол, Ната была в радостном предвкушении встречи.

В дверь позвонили. «Как всегда пунктуальна», — думала Наташа, спеша скорее открыть.

Улыбающаяся Анюта с порога кинулась обнимать свою Таточку.

— Давай, раздевайся скорее, мой руки, у меня все готово.

— Я такая голодная! Даже не было времени пообедать. А запахи у тебя из кухни нереально вкусные.

— Садись, клади сколько хочешь. Сначала поешь, потом разговаривать будем. Ты родителям звонила?

— Угу, — махнула головой девочка, с аппетитом уплетая всё, что приготовила Наташа.

— Ты — самая вкусная, Таточка! Я возьму ещё?

— На здоровье! Только не спеши. Времени у нас предостаточно.

— Угу,- снова кивнула головой Анечка.

Наконец, когда Наташа поставила на стол кекс и чай, настало время задушевной беседы.

— Ну, рассказывай, как у тебя дела? Что нового? Как учеба?

— Все хорошо! Просто супер! Я вот тебе альбом с новыми моделями принесла. Зацени. Я старалась. У меня ещё столько идей.

— Красиво. Никогда такого не видела. Ты будешь великим модельером, девочка. Какие сочетания цветов. И, вроде ярко, но не вульгарно. Умница! Мне очень нравится. Я не знаю, что на это скажет профессионал. Надо показывать, двигать вперед свой талант.

— Да я понимаю. Обещаю буду слушаться твоих советов.

— Ты всегда была разумной девочкой. Я в тебя верю. — Наташа подошла к Анечке, обняла её и поцеловала в макушку.

— Таточка, у меня к тебе еще разговор есть.

— Для чего же мы встретились? Разговоры разговаривать. Я слушаю тебя.

— Ты веришь в любовь? — Аня покраснела.

— Верю. А у тебя сомнения?

— Скажи, а можно любить того, кто тебя предал?

— Ого, какие слова. Предал — это очень большое слово, сложное. Ты объясни, что ты имеешь в виду?

— Помнишь, я тебе рассказывала о мальчике, с которым познакомилась? Мы же с ним потом встречаться начали.

— Помню.

— А неделю назад я узнала, что параллельно со мной он ходил на свидания с ещё одной девушкой. Конечно, я все ему высказала. Он ответил, что никак не мог выбрать, кто ему больше нравится, но теперь понял, что нужна только я. Как так можно? Я же люблю его, а он предал.

— М-да, история. А ты что решила?

— Не знаю. Как такое простить? Он звонит, просит прощения, хочет продолжать наши отношения. Только не смогу я ему больше верить, как раньше.

— Знаешь, Анюта, ты сейчас рассердишься на меня, но я скажу. Это не любовь. Ты влюбилась, увлеклась. А сейчас в тебе говорит и оскорбленное самолюбие, и женская гордость. Таких мальчиков будет у тебя еще много.

— Я так хотела, чтоб у меня получилось как у Маши. Увидела, полюбила, и на всю жизнь.

— Так редко бывает. Только когда любишь, не задумываешься о прощении. Даже если больно и невозможно дышать от обиды, даже если нет сил пошевелиться от потрясения, и задаешь себе кучу бессмысленных вопросов, на которые нет ответа, ты никогда не задумываешься прощать или нет. Часто не смотря на то, что приходится расстаться с любимым человеком, ты заранее прощаешь ему все. Может, у меня неправильное представление о любви, но

— А папа? Ты простила папу? — Перебила девочку Наташа. — Ой, прости. Я не то сказала.

— Простила, Анечка. Мне было невыносимо больно и очень пусто, одиноко без него, и  я продолжала любить его. Может, именно поэтому и простила.

— Таточка, ты удивительный человек. Я, наверное, так не смогла бы.

— Кто знает, что можем мы, а что — нет.

— Я решила. Пусть катится, куда глаза глядят. Не хочу, чтоб меня выбирали из, единственная — вот это обо мне!

— Анька, какой же ты ещё ребенок! — Засмеялась Наташа.

— Таточка, а ты меня любишь?

— Очень люблю.

— Здорово! Значит я могу хулиганить и делать всё, что угодно! Ты меня всё равно простишь!

— Вот чертенок, всё равно одеяло на себя перетянула!

Наташа с Анютой засиделись допоздна. Одна тема перетекала в другую; то вспоминались какие-нибудь забавные моменты из их жизни; то обсуждались планы девочки на будущее.

Положив по-детски ладошки под щеку, Анечка сразу же уснула. «Большой ребенок»,- подумала Наташа, тихонько погладив девочку по голове.

Каттер: «Милая Элли, сегодня к сожалению, вечером буду очень занят. Нужно закончить один проект, засижусь до поздна. Но в этом есть один маленький плюс. Надеюсь, вы немного соскучитесь и погрустите без меня.»

Каттер: «Похоже, вы вчера тоже здесь не были. Признайтесь, что вас отвлекло».

Наташа: «Добрый вечер, Каттер! Действительно, меня вчера не было. Но боюсь разочаровать вас. Скучать и грустить было некогда. В гости приходила подруга. Правда, она много моложе, но очень развитая и умная девушка. Мы проговорили до поздней ночи. Обсуждали очень серьезные темы: предательство, любовь и прощение. Одновременно я пыталась разобраться и в своей жизни».

Каттер: «Да, темы объемные и неоднозначные. Удалось разобраться? Кстати, как поживают ваши дети?»

Наташа: «С детками всё хорошо, спасибо. А разбираться в таких вопросах и сложных темах — всё условно».

Каттер: «Элли, вы не против перейти на «ты»? Я каждый раз спотыкаюсь, обращаясь к вам во «множественном» числе».

Наташа: «Заставили улыбнуться. Вернее, заставил. С«ты» согласна».

Каттер: «Спасибо, ты не представляешь, как полегчало.  Знаешь, я тоже задумывался над вопросами любви и всего, что ей сопутствует.  Для меня  любовь — это красота. В чувствах, отношениях. Она дает возможность смотреть на мир восхищенно, сквозь разноцветную призму необыкновенных ощущений. Причем и в случае, когда любишь ты, и тогда, когда любят тебя».

Наташа: «Не согласна. Ты идеализируешь понятие любви. А если твои чувства безответны, или тебе изменил близкий человек? А навязчивые ухаживания того, кто тебе неприятен? Это тоже красиво»?

Каттер: «Ты посмотрела со своей стороны, а с другой — красота. Это всегда медаль с двумя абсолютно разными жизненными рисунками. Кто-то страдает от наводнения, а другой молится Богу, чтоб на засохшую землю упала капля воды. Но и тот, и другой застынут в восхищении у водопада или лесного озера. Потому что вода как понятие — это красота. Тоже самое и с любовью».

Наташа: «Мне надо обдумать то, что ты сказал. Но почему-то кажется, что твоя речь была очень убедительна и я скорее соглашусь, чем стану спорить. Улыбаюсь. И ещё: очень красивое сравнение».

Каттер: «Спасибо. Когда чувствуешь, что тебя хотят понять, ищешь способ донести свою мысль до собеседника. Тем более, что ты хочешь  в разговоре осознать и своё отношение к происходящему».

Наташа: «Конечно хочу! И понять, и осознать. Зачем тогда вообще начинать какую-либо тему, если ты к ней равнодушен».

Каттер: «Есть множество людей, которым просто нравится чесать языком. Ты, Элли, совсем другая. И пусть я повторюсь, но всё же скажу. Мне повезло, что познакомился с тобой».

Наташа: «Это всегда приятно слышать. Хочется думать, что и мне повезло. Буду смотреть на твое поведение».

Каттер: «Постараюсь не подвести. Я так понимаю, что ты уже уходишь? Тогда я тоже пойду отдыхать. Этот проект меня замучил».

Наташа: «Ухожу, ты правильно понял. Пока! Удачи с проектом».

— Наталья Николаевна, доброе утро! — Ниночка догнала Нату у лифта.

— Доброе утро!

— А у меня для вас сюрприз! Помните, вы говорили, что давно не были в театре?

— Помню — помню, было такое.

— Мы в субботу идем на спектакль, с вами!

— Ниночка, но я даже не знаю, что сказать.

— Ничего не говорите. Просто готовьтесь. К мужскому стриптизу.

— К чему?!!!!! Ты же сказала в театр.

— Точно. Просто в спектакле есть элементы стриптиза. Мы с подругой второй раз идем.

— Ты уж не пугай меня так. Сколько за билеты, Нина?

— Подруга брала. Я уточню и скажу вам. Спектакль — супер! Не пожалеете.

— Ох, что б я делала без вас, моих заботливых девочек, — улыбнулась Наташа.

Ната прошла на своё рабочее место, выглядывая, когда в дверях появится Зина. Наконец, запыхавшаяся подруга появилась в комнате.

— Уф, девочки, чуть не опоздала! — Она на ходу развязывала легкий шифоновый шарфик одной рукой, а другой пыталась расстегнуть пуговицы пальто.

— Зин, ты отдышись сначала, а потом уж раздевайся, — со своего места подсказала ей Наташа. — И подойди ко мне, пожалуйста, есть разговор.

— Ага, я сейчас. Девочки, дайте, плиз, глоточек воды. — Зина, наконец, разоблачилась и присела на край стола. Выпив залпом почти целый стакан воды, она окончательно пришла в себя. — Спасибо, не дали умереть. Теперь и поговорить можно. Наталья Николаевна, иду к вам. Наташа поставила около себя стул и похлопала по сиденью, подзывая Зину.

— Ну? Как? — Почти шепотом начала разговор Ната.

— Что как? — Непонимающе посмотрела на неё подруга.

— Зинка, ты опять придуриваешься. Знаешь, ведь, о чем я. Поговорим?

— А, ты об этом. Мы с ним поговорили уже, я тебе рассказывала.

— Да помню я. А ещё говорили? Что-то изменилось? Я же за тебя переживаю.

— Натусь, у нас все хорошо. Спасибо тебе, подтолкнула меня в нужную сторону, а то я бы дров наломала. Вчера был такой «романтИк». Супер!

— Да, В по тебе видно. Вся сияешь. Я рада за тебя, очень.

— А ты как, ну, с этим, из интернета?

— Переписываемся, вчера перешли на «ты». Интересный чудак. Мыслит образно.

— Смотри, не влюбись!

— Во что? В кого? В картинку? Нет уж, мне видеть надо человека, а не только красивые слова читать. С ним интересно, но влюбиться? Нет уж, увольте. Это, скорее, дружеская переписка. Во всяком случае, с моей стороны.

— Ну-ну, поживем — увидим. Всё, Нат, я пошла работать.

— Давай, иди, и всё же я очень за тебя рада.

Вечером позвонил Миша.

— Мамуль, привет! Совсем нас забыла?

— Сынок, привет! Что ты такое говоришь? Я не беспокоила вас, хотела, чтобы вы отдохнули, отоспались, почувствовали себя дома.

— Ладно, я пошутил. Как ты смотришь на то, чтоб в субботу прийти к нам?

— В субботу не получится. Девочки взяли билеты в театр. Может, я откажусь?

— Зачем?! Иди в театр. Ты так редко куда-то выходишь. А к нам — в воскресенье. На обед. Аленка что-нибудь приготовит. Ты же не видела наши фотки с экспедиции. Договорились?

— Договорились. Я очень тебя люблю, Мишка! Алене привет передавай. Целую!

Наташа: «Добрый вечер, Каттер! Как дела с проектом? А я в субботу, завтра, иду в театр с подругами. Давно не была. Волнуюсь и предвкушаю, как ребенок».

Каттер: «Привет, милая Элли! Проект сдали. Надеюсь, смогу немного передохнуть. Театр — это здорово. Отвлечешься. Только в воскресенье обязательно подробно всё расскажешь. Я буду ждать».

Наташа: «В воскресенье не получится — иду в гости. Скорее всего, задержусь допоздна. Так что придется терпеть до понедельника».

Каттер: «Ну вот, целых два дня. Грустно. Зато, в понедельник, надеюсь, долгий и интересный разговор ты мне подаришь»?

Наташа: «Я постараюсь. Тем более, что у меня будет время обдумать услышанное и увиденное, составить своё мнение. Так что жди».

Каттер: «Обязательно надень то платье и драгоценности, в которых ты была на балу».

Наташа: «Всенепременно. А ты настолько вжился в роль Арлекина? Хулиганишь»?

Каттер: «Думаю это не самая плохая роль — дарить людям улыбки. Ты же улыбнулась»?

Наташа: «Улыбнулась. А, действительно, надо подумать, что надеть. Сейчас этим и займусь».

Каттер: «Удачи, милая Элли!»

Театр. Особый мир, особая реальность. Здесь свой запах, своя атмосфера. Легкий скрип кресел, сияние светильников и торжественность занавеса, скрывающего тайну перевоплощения. Взрослые люди становятся детьми в ожидании чуда. Гаснет свет, медленно раскрываются бархатные полотна, обнажая пространство для действа, свет рампы. И ты перестаешь даже дышать, ощущая себя не зрителем, а частью того, что происходит на сцене.

«Ladeisnight», «Ночь женщин». Наташа, замерев, буквально впитывая в себя, пропуская через своё сердце, радость и боль, сомнения и слёзы героев пьесы.

Впечатление от спектакля было колоссальным. Девочки обсуждали финал, где присутствовал мужской стриптиз, а Ната слушала их и думала, какие же они ещё молодые, Ниночка и её подруга. Для них главным пока ещё было «тело», а для неё непременно должна была ко всем внешним «мужским атрибутам» прилагаться душа.

В  Воскресенье у Мишки дома прошло интересно, тепло и очень по-семейному. Вечером заглянули «на огонек» Маша с мужем. Всей семьей они чаевничали почти до полуночи. Дети не хотели так поздно отпускать маму домой и долго спорили, у кого она останется ночевать. Победил Миша. По праву долго отсутствующего сына.

Наташа помогла Алене убрать и помыть посуду, приняла душ и, наконец, легла в гостиной на диване.

«Как много люди рассуждают о счастье. А у меня вот оно. Такое простое и ясное, осязаемое. Одно спит в соседней комнате, а другое, беременное, скоро станет мамой». — Она легко вздохнула, улыбнулась и тотчас уснула.

Каттер: «Элли, милая, где же ты? Я с нетерпением жду твоего рассказа о театре, о спектакле. Маякни, как только появишься, пожалуйста».

Наташа открыла письмо и улыбнулась. Она стала привыкать к этим полуночным разговорам, желать их. Они всегда поднимали ей настроение, часто заставляли задуматься о серьезных вещах.

Наташа: «Привет-привет! А вот и я. Так, с чего начать? Я была ослепительно хороша и выгодно отличалась от многих, кто пришел в театр. К сожалению, люди, в своём большинстве, перестали надевать красивые вечерние платья, предпочитая повседневную одежду. Но мы с подругами блистали. Отварив тяжелые двери подали контролеру билеты и направились в гардероб. Потом походили-погуляли в фойе и прошли на свои места».

Каттер: «То, что ты блистала, я и не сомневался. А как сам спектакль? Понравился» ?

Наташа: «Знаешь, в самом начале я никак не могла включиться в атмосферу пьесы. Казалось, и актеры слишком громко подают реплики, и фальшивят в настроении. Но потом они будто успокоились, ушла наигранная, а, может, и настоящая нервозность; и реальность ушла из зала на сцену. Я почувствовала, что верю героям и переживаю вместе с ними. Это было волшебство. Когда объявили антракт, я даже возмутилась, так не хотелось прерывать появившиеся эмоции, особый настрой».

Каттер: «Элли, а ты, случаем, не театральный критик? Продолжай! Очень интересно!»

Наташа: «Нет, я просто благодарный зритель. Не буду рассказывать тебе содержание, поделюсь только мыслями, ощущениями и впечатлениями. Второй акт захватывает сразу, а потом начинается мужской стриптиз!!!»

Каттер: «Ты в театре была или в клубе» ?!

Наташа: «В театре! Но стриптиз — это логическое завершение всего спектакля! Меня поразило количество женщин в зале. Некоторые по пятому разу пришли, только ради стриптиза. Я этого не понимаю. Вот и шли бы в клуб. Мне кажется, до них толком и не дошел смысл того, что они уже в сотый раз смотрят. Я думаю, что пьеса посвящена мужчинам, которые никогда не опускают руки. Пусть жизнь пытается сбросить их на самое дно, они всё равно найдут способ подняться. Ну и что такого неприличного в работе стриптизера? Это сумасшедший труд. Тем более, если ты самый лучший в своей профессии. Стыдно воровать, а трудиться — это нормально для мужика! Конечно, там были моменты и смешные, когда они начали только подготовку к исполнению своей цели. Но, актеры — молодцы. Так научиться двигаться, чтоб смотрелось не пошло, а красиво.

В общем, мне понравилось»!

Каттер: «Ещё раз пойдешь»?

Наташа: «Нет, сейчас точно не пойду. Может когда-нибудь. А ты не ехидничай, я не жадная до стриптиза».

Каттер: «Мне твой ответ понравился».

Наташа: «И не сомневалась. А если серьезно, я все эти дни думала вот о чём. Мы часто смотрим на чужую работу, которая выполняется легко, артистично, и думаем: «Что тут особенного, я тоже так смог бы. Вон как ловко получается». Но ведь за такой легкостью стоит неимоверный труд. И чем проще кажется нам выполняемая работа, тем больше сил и времени на неё потрачено. О, какие мысли у меня после спектакля».

Каттер: «Совершенно верные и хорошие у тебя мысли. Сдается мне, что ты какая-то чистая, прозрачная душа».

Наташа: «Чистая, чистая! Душ принимаю два раза в день».

Каттер: «Смешками прикрываешь смущение. Это ещё раз подтверждает мои слова».

Елена Кумар

Продолжение следует

 

Серия сообщений «Дорога из желтого кирпича.«:
Часть 1 — Дорога из желтого кирпича. Елена Кумар.
Часть 2 — Дорога из желтого кирпича. Продолжение.

Часть 7 — Дорога из желтого кирпича. Продолжение.
Часть 8 — Дорога из желтого кирпича. Продолжение.
Часть 9 — Дорога из желтого кирпича. Продолжение.
Часть 10 — Дорога из желтого кирпича. Продолжение.
Часть 11 — Дорога из желтого кирпича. Продолжение.
Часть 12 — Дорога из желтого кирпича. Продолжение.
Часть 13 — Дорога из желтого кирпича. Окончание.

comments powered by HyperComments
Оцените статью: Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...
Просмотров: 565
загрузка...