Жили-были люди. Окончание.

В 

3518263__1_ (600x398, 31Kb)

Открыв дверь спальни, Алена увидела Ваню там же, где и оставила его. На столе перед ним переливался, отражая огонь в камине, бокал с коньяком. Она тихонько подошла к нему, позвала. Когда муж поднял к ней лицо, Алена увидела в его глазах два дрожащих алмазика слез.

— Ванечка, — Алена подошла к мужу и присела на коленях возле его ног, положив руки, словно прилежная ученица на его колени. – Ванечка, что случилось? Почему ты плачешь?

— Аленький, любимая, я должен был рассказать тебе одну историю, но не счел нужным. А сейчас, сейчас болит душа. Прости, родная,- Ваня погладил жену по голове, ощущая подВ  ладонью шелк волос.

— Расскажи, я выслушаю, я пойму тебя,- Алена котенком потерлась щекой о его руку.

— Хорошо. Мне тяжело столько лет держать всё в себе. Слушай. Девять лет назад я встретил девушку, мне тогда был тридцать один год. Она была такой чистой, такой юной, всего восемнадцать. У меня к тому времени было много романов за плечами. Захотелось стабильности, честности и прозрачности в отношениях. Увидел я её и подумал, что вот она, та девушка, которая все это сожжет мне дать. Мы познакомились, стали встречаться. Светлорусая, почти блондинка с голубыми, какими-то прозрачными глазами и жуть розоватой кожей, многим она казалась холодной Снежной Королевой, неприступной и высокомерной. А на самом деле это была добрая, страстная и очень гордая девчонка. Рано потеряв родителей, она выросла в детдоме. Самой главной целью в её жизни было сохранить себя и тот светлый мир, который был создан в её душе. Даже имя её подчеркивало то удивительное ощущение света и тепла, исходившие от неё вЂ“ Светлана.

Алена непроизвольно сжалась в комочек как всегда, когда слышала это имя. Ваня продолжил:

— Мы встречались целый год, пока она разрешила мне стать ей близким человеком. Представляешь, она и в этом плане оказалась совершенно невинна. Я предлагал ей переехать ко мне из её однухи-коморки. Она отказалась. Я собирался сделать ей предложение. Но она опередила меня, сказав, что беременно. Я позвал её замуж, а Света мне отказала, потому что не хотела чтоб, как ей казалось, я её жалел. Так и жили мы на два дома. Я периодически повторял своё предложение, она молчала.

И тут, как назло, начались у меня командировки. Я не хотел надолго оставлять её одну, но ничего поделать не мог. Ты знаешь, что такое работа.В  Света ходила на занятия в училище, а я каждый день волновался за неё, когда не был в городе. Оставалось недели две до родов, как снова меня отправили в другой город, правда всего на три дня. Она обещала дождаться меня или позвать соседку, если вдруг начнутся схватки. Гордячка, она никому ничего не сказала. Меня задержали на десять дней. Когда я приехал, то сразу кинулся к Свете домой. Дверь была опечатана, а соседка рассказала, что Светы больше нет. Я потом пытался узнать, что случилось, где ребенок, мой ребенок, но бился о глухую стену молчания. Я ведь по документам ей никто. Что я мог доказать? Моему сыну, нам на УЗИ сказали, что мальчик, моему сыну почти семь лет, как нашему Саньке. Где он? В семье или в детдоме? Сыт ли, одет, любим? Аленький, я за эти годы измучил себя вопросами. Мой мальчик растет сиротой при живом отце. Я думал, что у меня никогда уже не будет детей, но ты вдохнула в меня жизнь и надежду. Я так благодарен тебе, моя любимая.

— Светлячок, — слезы текли по лицу Алены, падая горячими горошинами на её ночнушку, некоторые скатывались на руки, но она не замечала этого. – Светлячок…

— Аленушка, что Светлячок? – в недоумении спросил Ванечка, — что с ним?

— Светлячок, Сашка… он… он твой сын,- расплакалась Алена.

— Конечно, конечно, он – мой сын, я же не отказываюсь от него, я люблю его, — говорил Иван.

— Ты не понимаешь,- замотала головой Алена, а затем посмотрела мужу в глаза. – Он твой родной сын, которого ты искал. Светлячок – в память о маме Свете. Понимаешь? Я принимала роды, у меня на столе умерла Света, это я приходила к соседке, и я усыновила Сашку.

— Что?! Сашка мой родной сын?! Алена! Что ты говоришь, этого не может быть! Господи, так не бывает!!! – Иван не мог поверить в услышанное.

— Как видишь, бывает, — грустно улыбнулась Алена. – Прости, что не сберегла, не спасла твою Свету, что украла у тебя сына… Если сможешь… — Алена встала с колен, сейчас она была похожа на сломанную фарфоровую куколку. Руки безвольно висели вдоль тела, спутанные волосы прядями лежали на плечах, а с лица были смыты краски. Казалось, что её выбросили за ненадобностью, и куколка не знала, как ей жить дальше без любимых рук хозяйки.

— Аленочка, солнце моё, счастье моё! Что ты такое говоришь?! Нельзя!!! Я знаю, что ты сделала для Светы всё, что было возможно, даже больше. Прекрати винить себя! Света ушла, но это она соединила нас, зная, что лучшей женщины для меня не найти. Я верю в это! А Сашка… Я всю свою жизнь буду благодарен тебе, каждую секунду, пока буду дышать. Мой сын рос в любви, в семье удивительных женщин и в кругу их друзей. Ты сама-то понимаешь, что ты подарила Сашке? Любовь! Самое дорогое на свете, что можно подарить человеку. Я тебе говорил, что люблю? Я восхищаюсь и преклоняюсь перед твоим мужеством и безграничностью твоей души.- Иван взял руки жены в свои. Он покрывал их поцелуями; он заглядывал в её глаза с нежной преданностью; он прижимал к себе эту маленькую женщину, боясь отпустить хоть на минутку; он шептал ей нежные слова, и благодарил Бога за то, что у него есть эта удивительная женщина. Он вдыхалВ  заново жизнь в куколку, которая от его прикосновений снова превращалась в прекрасную женщину.

Иван подхватил на руки свою драгоценную ношу и до самого рассвета любил её, молился на неё, когда, уставшая от ласк, она засыпала.

Утром, а это была суббота, когда Сашка пришел по традиции к ним в комнату, Алена и Ваня осторожно все ему рассказали. Мальчик тут же кинулся к Ване на шею, обхватил ручками крепко-крепко и зашептал: В«Папа, папочка, я всегда знал, что ты мой папа, самый настоящийВ». Алена смотрела на своих мужчин, и сердце пело от радости.

— Сашечка, у тебя скоро день рождения. Как отмечать будем? Кого позовем? – спросила сына Алена.

Саша повернулся к ней, и её обожгло колючим взглядом.

— Мы с папой решим. Ты мне не мама, ты только претворялась, а моя мама умерла из-за тебя! – зло выкрикнул Санька.

В Сашка, сынок, что ты….. – Алена была обескуражена.

— Саша, я больше не хочу слышать, такие слова! Алена – твоя мама! И не смей обвинять её ни в чем. Света родила тебя, а мама подарила тебе жизнь! И хорошую жизнь! – Иван убрал Сашкины руки со своей шеи. – Я очень огорчен сын! Светлана никогда бы такое не сказала. Аленушка, идем завтракать.В  Я проголодался. – Иван встал, подошел к Алене, поцеловал её и сказал: В«Я люблю тебя!В»

Сашка видел все и покраснел.

Завтрак прошел в молчании. Санек всегда веселый и говорливый, ел насупившись, из-под лобья бросая взгляды то на отца, то на Алену. Буркнув: В«СпасибоВ», — он ушел в свою комнату.

— Что делать будем? Он меня ненавидит, — грустно сказала Алена.

— Ничего делать не будем. Просто живем, как прежде. Он умный парень, поймет, что неправ. – уверил жену Иван.

Но Сашка ничего не хотел понимать. Так же грубо он отвечал Вере Ивановне, когда-то горячо любимой бабушке. Только с отцом он был по-прежнему ласков.

День рождения решили отметить в детском кафе. Не хотелось, чтоб Сашкино настроение влияло на гостей. А в кафе позвали только детей.

Но подруги, которые привели своих ребят, заметили, что Алена изменилась. Алена пробовала сослаться на беременность, объясняющую черные круги под глазами, на токсикоз и плохой сон. Но провести тех, кто знал её, как облупленную, не получилось.

— Колись, подруга, что случилось? Ванька обижает? Так мы ему в момент мозги вправим. – Решительно начала наступление Рита.

— Девочки, все хорошо. Себя уже забыли в первые месяцы беременности? 0тражала атаку Алена.

В -Не ври! – вступила в бой Лерка.

— Да-да! – поддержала Ириша.

— Ну ладно, только это радостная новость. Просто не успела вам рассказать. Ванечка настоящий, родной, кровный отец Саньки. Вот! – выдохнула Алена.

— Как?!!!? – хором воскликнули подруги.

В — А вот так! – улыбнуласьВ  Алена и рассказала историю мужа.

В — Вот это да! Как в кино, — вздыхала Ритка.

В — А Санька, Санька что? – задала самый трудный вопрос Ириша.

— Хорошо, — попыталась улыбнуться Алена.

— И не стыдно брехать старым друзьям?! – возмутилась Рита. – Вот они, твои круги под глазами.В  Сашка куролесит.

В — Поделись, мож, посоветуем чего! – сказала Лера.

— Ой девочки, сама не знаю, что и говорить. Он, Саня,В  меня ненавидит, и маму мою тоже. Ванька предлагает внимание не обращать. А как не обращать? Сердце болит, когда вижу его глаза, как у маленького волчонка. –Поделилась Алена.

— Может, и правда, тебе нужно вести себя так же по отношению к нему, как и раньше. Ты же любишь его,- сказала Ира.

— Люблю. Не то слово, как люблю,- тихо проговорила Алена.

— Вот и люби. Люби ещё сильнее, чем раньше. Он услышит тебя. У него доброе сердце. А сейчас – это защита от шока. Ему тяжело сейчас, не меньше, чем тебе. Не давай ему шанса усомниться в твоей любви, чтобы он ни делал, — посоветовала Лера.

— Спасибо, мои родные. Как же я вас люблю. Мне аж легче стало. Спасибо! Идемте, там маленький столик для своих.

Вечером, дома, в Санькиной комнате, они втроем разбирали подарки. Сашка дал понять, что не хочет видеть здесь Алену, но Иван настоял, чтоб жена находилась с ними вместе.

Алена не трогала подарки, только тихонько собирала упаковки, чтобы потом отнести их в мусор. Ей было очень горько и обидно, что Санька, всегда делившийся с ней впечатлениями, теперь просто её не замечал.

В На Новый Год, который они отмечали с друзьями у Алены дома, Санька даже не подарил ей традиционной самодельной открыткой, которыеВ  вот уже года три она собирала и хранила в большой коробке от конфет. Всё в её отношениях с сыном оставалось по прежнему, как в тот день, когда он узнал правду.

Ни на Восьмое Марта, ни на день рождения не было открыток. В конце марта Алена ушла в декрет. Животик был достаточно большим и не позволял передвигаться с прежней легкостью.

Как-то Алена с Санькой были дома вдвоем. Сын играл в детской, а она наверху смотрела телевизор. И вдруг ей нестерпимо захотелось бананов. Конечно, можно было позвать горничную и попросить принести, но Алена старалась не обращаться по таким мелочам к кому-либо. Она встала и начала спускаться по лестнице, держась за перила.

В этот момент Санька выскочил из своей комнаты с самолетиком в руках. Алена засмотрелась на него, веселого, подвижного, и оступилась на ступеньках. Громко вскрикнув, она обеими руками схватилась за перила, удержавшись, чтоб не скатиться вниз. Ей это удалось.

Но на мгновение, маленькое мгновение, она увидела глаза сына, который устремился к ней и замер. В этих любимых детских глазах Алена увидела страх, страх за неё, которыйпойманной птицей плескался в синеве двух распахнутых небес. Потом Санька, увидев, что все в порядке, отвернулся и ушел.

Но эти мгновения о многом сказали Алене. Начал таять лед непонимания и отчуждения в маленьком сердце сына.

— Ты осторожнее по лестнице, а лучшеВ  — давай перейдем в гостевую, пока ты не родишь. -В  Попросил Иван. – А о Сашке я же говорил. Глупенький он пока. Но не злой. Не могла ты плохого сына воспитать. Все наладится.

— Я надеюсь, очень. Нет, я верю! Очень в это верю! – Алена обняла мужа и прижалась к нему. – Пойду посмотрю на него, если уже уснул. Он вроде, рядом, а я так по нему скучаю.

Весна началась рано. Цвели яблони и вишни, солнце рыжей кошкой лежало на подоконнике, сытой и ленивой. Май пах радостью и надеждой.

Алене оставалось до родов две недели. Все её мысли были сосредоточенны на будущем ребенку. Она пыталась придумать имя, но ни одно ей не нравилось. Полно было Насть, Даш, Полин… А хотелось чего-то необычного.

Вечера приносили немного прохлады. Иван не хотел, чтоб она сейчас пользовалась кондиционером, поэтому настежь открывали окна.

Сегодня к вечеру у Алены начало тянуть низ живота. Для родов было еще рано, но как врач, она понимала, что бывает всякое.

Позвонив Ване на работу, Алена попросила приехать его сегодня по-раньше. Они успели поужинать, как начались первые схватки. Они вызвали скорую, позвали Веру Ивановну, чтоб она поехала с Аленой и позвонили в роддом, чтоб их там встречали. Саню решили оставить с отцом. Когда Алену увезли, Санька залез к Ване в кровать:

— Пап, можно я с тобой буду спать?

— Конечно, сынок, можно!

— Пап, а маме очень больно?

— Да, Саша, маме очень сейчас больно и трудно. – Ваня поймал слово В«мамаВ», сказанное по отношению к Алене.

— Папочка, а сестричка скоро родится?

— Не знаю. Это уж как получится.

— Я боюсь. – Светлячок стал на колени в кровати и смотрел отцу прямо в глаза.

— Чего ты боишься? Все идет, как надо. Все хорошо.

— А мама не умрет? Я…  Я ведь люблю её. Мне без неё плохо. Я знаю, что она каждый вечер приходит ко мне, смотрит, поправляет одеяло, думая, что я ничего не слышу. Скажи, это она так любит меня?

— Да сынок, она очень любит тебя, она же твоя мама.

— И я люблю папа, очень её люблю, и бабушку.

— Я горжусь тобой, сын.

— Почему, пап?

— Ты сумел разобраться во всем и принять решение. Это очень трудно. Но ты смог. Давай, ложись спать.

— Папочка, я хочу сделать маме подарок – сюрприз. Помоги мне, давай сейчас. Пожалуйста.

В — А что ты хочешь?

Санька рассказал ему о своих планах. Иван не смог отказать сыну. Уснули они только под утро. А в восемь их разбудил телефонный звонок. Алена родила девочку, четыре килограммаВ  сто граммов и пятьдесят шесть сантиметров, соответственно, вес и рост. Роженица и ребенок чувствовали себя прекрасно. Ближе к вечеру их можно было навестить. Около шести у Алены в палате зазвонил мобильный. Это был её Ванечка. Он попросил выглянуть в окно.

Алена подошла к окну и открыла его. Ванечка и Санька стояли рядышком, держа в руках огромную открытку. Огромными буквами на ней было написано: В«МамочкеВ». Отец и сын раскрыли открытку. Там тоже были написаны слова, наверное, самые главные слова на свете: В«Прости меня, мамочка! Я очень тебя люблю! Твой сын Санька! И я люблю! Твой муж Ванька!В»

Алена улыбалась и плакала, она была самой счастливой женщиной в целом мире.

Глотая следы счастья, она дрожащим голосом крикнула:

— Светлячок! Я люблю тебя! Помоги нам с папой. Мы так и не придумали имя твоей сестричке. Как скажешь, так и будет.

— Василиса, мамочка, можно мы назовем её Василиса?

— Конечно, сынок, решено! Будет у насВ  Василиса, — согласилась Алиса.

— Почему Василиса? – удивленно спросил Иван у сына.

— Потому что премудрая это раз; потому что волшебное, это два; и чтоб жизнь у неё была как в сказке! – Счастливо смеялся мальчик. Алена и Ваня посмотрели на него, и тоже начали смеяться.

Жили были люди… Разные, не похожие друг на друга, плохие и хорошие, со своими печалями и радостями. И у каждого была своя мечта. Она могла быть возвышенной или приземленной, недосягаемой или близкой. Но как любая сказка, мечта рождала надежду, любовь, веру и силы жить.

Елена Кумар

comments powered by HyperComments
Оцените статью: Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...
Просмотров: 524
загрузка...