Жили-были люди. Продолжение.

В 

3518263_tumblr_ktkrvotwgb1qzalxzo1_500 (500x346, 69Kb)

Санька ничего не понимал. Когда Алена открыла двери, Светлячок замер с открытым ртом.

— Ну кто тут у нас именинник? – спросил Рыжий клоун.

— Я именинник,- восхищенно глядя на разноцветную компанию, прошептал мальчик.

— Мы пришли тебя поздравить, поиграть и пожалить, настроение поправить и подарки подарить,- продолжил Рыжий. – Где твои друзья, идем развлекаться!

В Клоун взял Сашку за руку и они направились в детскую. Ребята завизжали от восторга, когда аниматоры зашли в детскую, Алена же вздрогнула облегченно, она могла с чистой совестью посидеть со своими друзьями.

В Праздник был в самом разгаре.

Взрослые могли спокойно сидеть и делиться своими новостями. Ритка поглаживала свой животик, а Женечка с любовью поглядывал на неё, Иришка и Витька, Лерка и Юрка, какими близкими и родными они были. Сережа обнял Алену за плечи.В  Вот бы всю жизнь так встречаться, сидеть и разговаривать обо всем на свете.

Дети, с полными руками сувениров и призов, полученных в конкурсах, пришли хвастаться взрослым своими успехами.

Аниматоры закончили свою работу, Алена проводила их и попрощалась.

Дети, усталые и довольные, поели торт и родители стали собирать их домой.

СВ  Сережей Алена тоже попрощалась. Сегодня она должна была остаться дома, ведь Сашке перед сном захочется поделиться с мамой впечатлениями от прошедшего дня.

Сережа согласился с ней, нежно поцеловал и ушел. Они договорились созвониться и условиться о встрече.

Свидание Сережи и Алены состоялось только через неделю. Сергей попросил девушку приехать к нему домой.

Алена очень волновалась. Она чувствовала, что сегодня произойдет что-то важное, и не моглаВ  унять сильно бьющееся сердце.

Сережа открыл дверь, обнял её и поцеловал, помог снять куртку и провел на кухню.

На столе стояли тарелочки с закусками, открытая бутылка вина, бокалы и приборы, горели свечи.

— Аленушка, мне нужно сказать тебе нечто важное. Только не спеши судить, не сбивай меня, пожалуйста.

— Хорошо,- растерянно проговорила девушка.

— Аленочка, сегодня наш последний вечер с тобой.

Сердце Алены упало вниз, забыв вернуться на положенное ему место. Она ничего не понимала.

— Понимаешь, я уезжаю. Навсегда. В Штаты.

— Не понимаю, — перебила Алена.

— Я же просил,- поморщился недовольно Сергей.

— Прости, — она опустила глаза.

— Так вот. Я уезжаю. Давно оформлял документы. Месяц назад, наконец получил, сразу купил билеты. На завтра.

— Уже завтра? – Ахнула Алена,- Прости.

— Да, уже завтра. Я молчал, не хотел расставаться с тобой раньше, чем это возможно. Мне было с тобой так здорово, замечательно,

— Замечательно, — эхом повторила Алена.

— Да, замечательно. Я увидел тебя в парке и потерял голову. Мне тогда показалось, что жизнь рухнула в тот день. Уехали родители, тесть и теща, уехала жена.

— Ты женат? – вскинула на Сергея глаза Алена.

— Женат… Они все получили разрешение, а мне отказали. Квартира была продана, я остался один… А тут в парке ты, такая чистая, такая необыкновенная, я не смог устоять..

— Квартира… Так это не твоя квартира? Вот почему я всё время чувствовала себя неуютно, не могла совместить тебя и эту квартиру. Вы слишком разные…

— Алена, я же просил… Пойми, мне очень трудно говорить. В тот день ты спасла меня, вдохнула надежду и жизнь ,но ушла. Я стал искать с тобою встречи. И мне повезло.

Так хорошо было сВ  тобой, , так спокойно. Я любовался, когда вы с Санькой играли. Твои глаза так непосредственно распахивались, если что-то удивляло тебя… А секс с тобой… Я никогда не забуду. Но мне пора ехать. Меня ждут и родные, и новая работа. Давай, посидим сегодня, отметим, нет, не то слово, попрощаемся, в последний раз займемся любовью… Пусть останутся хорошие воспоминания о нашем последнем дне.

— Ты серьезно это говоришь, Сережа, или просто не хочется оставаться одному напоследок?

Ты все говорил о себе. А я? Где я, Сергей? Где мои чувства, моя жизнь? Тебе все равно. Главное, что у тебя хорошо устроена твоя. Здорово ты придумал все для себя! ЯВ  никогда тебе не говорила, но я любила тебя, до самоотречения, до боли, больше жизни, Сережа, я любила тебя!!! И что прикажешь делать теперь мне с этой любовью?

А Санька – молодец, он чувствовал тебя своим детским сердечком, не подпускал близко, чтоб потом не было больно. Что жеВ  ты наделал Сереженька? Так нельзя, слышишь, нельзя так с живыми людьми! Я на Ритку смотрела м о ребеночке мечтала, но не посмела ловить тебя. Ты хоть кого-то любишь в этой жизни? Жену свою, родителей? Хотя о чем я?В  Одного человека на всем белом свете ты обожаешь – того, кого каждое утро видишь в зеркале – себя, любимый мой, себя!

В АленаВ  поднялась и пошла к выходу.

— Аленка, а ужин? – спросил Сергей.

В Она посмотрела на него с грустью и жалостью, открыла замок на двери и стала спускаться по лестнице, всё быстрее и быстрее, словно спасалась от пожара. Алена выскочила на улицу и побежала. Она бежала долго, не зная куда и зачем. Начался дождь, он хлестал её по лицу, словно наказывая за то, что поверила она этой любви, что забыла себя, растворилась в этом поглотившем её чувстве.

Алена понимала, что теперь нет будущего у её любви, но она так желала верить в чудо. Остановившись, замерзая под ледяными струями дождя, она хотела успокоить бешено колотившееся сердце, остудить неимоверно разрастающуюся боль. Она хотела перестать существовать, не быть, не видеть и не слышать.

Она превратилась в одно пульсирующее слово: В«Предательство!В» И только это жило в ней сейчас и разрывало её на части.

И не было в этот миг никого в целом свете, во всей Вселенной, кто мог бы оказать ей В«скорую помощьВ».

С опустошенной душой, будто кто-то через трубку-соломку выпил её до дна, стояла среди большого города девушка-любовь. И только ночное небо видело её слезы, только облегающие листья касались нежно её лица и падали к её ногам.

В её сердце входила осень, у которого не было бабьего лета…

— Мам, мамочка-а-а! – детский голосок звонким колокольчиком проникал в сознание Алены,- мама, вставай, нам пора собираться в садик. Ой, ты горячая, пойду позову бабушку.

В«Господи, как я оказалась дома? Не помню, ничего не помню. Как дошла, как разделась…». Алечка потрогала свой лоб. Кажется и впрямь температура, высокая.- Алечка, детка, что случилось? Заболела? – Вера Ивановна зашла а комнату Алены. – Санька прав, ты горячая. Сейчас дам термометр, позвоню на твою работу и вызову врача.

— Мамуль, не волнуйся, всё в порядке. Давай температуру померяю.

— Вот, держи, — Вера Ивановна протянула дочери градусник,- где успела-то простудиться? Давай я Сереже позвоню, может у него есть врач хороший, послушал бы тебя. Не нравится мне, как ты дышишь.

— Мама!!! Какой Сережа?! Никогда, слышишь, никогда больше не произноси его имя! Прошу тебя, мама , никогда! – Алена почти кричала и слезы, горячие, полные безысходности, текли по её щекам.

— Хорошо, Алечка, хорошо, ты только не волнуйся. Тебе сейчас покой нужен. Саньку дома сегодня оставлю. Пойду, чай с малиной сделаю.

— Мам, я потом все расскажу тебе, но сейчас не могу. Мне самой нужноВ  себе разобраться.

— Да-да, я все понимаю, моя девочка. Отдыхай. Я сейчас быстренько.

Вера Ивановна пошла на кухню, Санька заглянул в комнату, попросился войти. Алена уговорила его пока не заходить, чтобы не заразиться от неё.

Она лежала закрыв глаза, и вчерашний вечер, будто кинолента, проходила у неё перед глазами. Как это могло случиться с ней? Почти год безоблачного счастья, полный мечтаний и надежд.

Были редкие, невнятные звоночки, очень редко тревожившие Алену, но она не обращала на них внимания.

Она любила, и мир казался прекрасным. Они ни разу не поссорились. Алена думала потому, что прекрасно понимали друг друга , а сейчас поняла: Сережа не хотел портить себе настроение, он отходил от спорных моментов, не заводил тех разговоров, которые могли привести к размолвке. Ему было все равно, что чувствует Алена, главное – получить радость и удовольствие от встречи.

Как-то сложилось так, что он всегда предлагал сценарий встречи, а она соглашалась.

Сергей не давал ей ни шанса, ни времени задумывать об их отношениях. После своих командировок он налетал как ураган, сметая все сомнения и вопросы, подхватывал Алену в свой вихрь, доводя до головокружения. И держал её в таком состоянии до следующего отъезда. Потом возвращался, и все повторялось. Он чувствовал себя рядом с ней всемогущим волшебником, способным удивлять и восхищать, и ему нравилась эта роль. Да, у Сергея получалось это замечательно.

Алена пыталась найти в их отношениях себя, что-то хотевшую и желавшую, но видела только умело подчиненную мужским прихотям девушку. Безусловно, ей нравилось ходить в театры, рестораны и маленькие кафешки, ей нравилось заниматься с ним любовью. Но… Она все делала любя. Именно любовью они занимались, а не сексом, и шла туда , куда предлагал Сергей, потому что любила и ценила каждую минутку, проведенную с Сережей. Всё равно, где, лишь бы с ним.

Хотя, зачем винить его. Не силой же он заставлял её все делать. Глупо и смешно. Сама хотела, сама шла. Почему же не взять, если дают. Вот он и брал, и никогда не говорил, что любит, и ничего не обещал. Да, все это было так. Но почему, тогда жгло в груди, оставляя раны и рубцы, ужасное слово В«предательствоВ»?

У Алены оказалось воспаление легких. Девочки, Лера и Иришка навещали ей, Ритка тоже просилась, но Алена пригрозила ей, что не будет тогда принимать роды, и Ритка поутихла. Но звонила по десять раз в день

Когда упала температура, прошла слабость, Аленка рассказала обо всем случившимся и подругам и маме. Когда она закончила свой рассказ, дверь в её комнату открыл Санька:

— Мама, можно я войду?

— Малыш, у нас сейчас взрослые разговоры. Давай, я позову тебя чуть позже?

— Я не маленький, мне уже четыре лет! И я все слышал. – Он все же протек ручейком в комнату. – Я слышал, и я рад за тебя мамочка!

— Рад?! – Алена привстала на кровати и переглянулась с подругами и мамой. – Рад чему?!

— Я рад, что он уехал. Не люблю дядю Сережу. – Санька подошел к кровати и присел на краешек.- Как ты не понимаешь? Он смешно вытянул руки с растопыренными пальчиками и возмущенно тряс ею. – Все просто. Ты же мне говорила, что бабушка у нас – королева, ты – принцесса, а я – принцесский сыночек. Так?

Алена кивнула в знак согласия.

— К тебе принц приехать должен, а не этот… Он же ненастоящий… Как ты Кащея смогла полюбить. Он же только притворялся принцем. Но ты не бойся, я тебя в обиду не дам, буду теперь тебя защищать, а то без меня… ну-у-у… а, вспомнил, дел натворишь.

Алена обняла Саньку, все улыбались, глядя на маленькое чудо, прижавшееся всем своим худеньким тельцем к маме, словно пытаясь заслонить её собою от всех бед.

— Светлячок! Даю тебе честное – пречестное слово, торжественно обещаю перед всеми: никогда больше не буду принимать важных решений, не посоветовавшись с тобой,- серьезным и важным тоном произнесла Алена.

— Теперь порядок,- так же важно ответил Санька. – Только что значит В«тожу…тортже…» ну это слово?

Все сидящие в комнате рассмеялись. Но, Санька не обиделся,В  он смеялся вместе со всеми, а потом вприпрыжку поскакал в свою комнату. Уже у дверей, совсем как старичок тихо проворчал, думая, что его не услышат: В«Ох уж эти взрослыеВ».

Алена строго посмотрела на друзей и приложила палец к губам.

Дома Алене пришлось провести чуть больше месяца. Но она, как и обещала, вышла на работу к тому времени, когда пришла пора Ритке рожать, даже раньше.

В конце ноября Алёна приняла в свои руки будущую крестницу. Горластая, пухленькая девчушка была прелестна и абсолютно здорова. Роды были достаточно быстрыми и прошли без осложнений. Ритка светилась от счастья, прижимая к груди маленький комочек, такой долгожданный и любимый, Женька, как только Алена сообщила ему, что он стал папой, и что прошло отлично, примчался в роддом с цветами, шампанским, конфетами, тортами, разными деликатесами. Вся ординаторская была заставлена пакетами с едой. Женька рассыпался в благодарностях, женщинам целовал, а мужчинам пожимал руки. Алена смотрела на него и радовалась, что подруге так повезло с мужем.

Алена продолжала так же с удовольствием ходить на работу, встречаться с подругами; она не разучилась радоваться и сопереживать… Она разучилась улыбаться. Будто кто-то суровыми нитками подшил уголки губ, чтоб они не поднимались вверх, и изгнал всех чертиков, потушил все искорки в её глазах. Нет, она не была холодной, но она всегда была грустной и задумчивой.

Отъезд Сергея еще больше сблизил Алену с подругами. Они старались больше проводить времяВ  семьями или в парке, или шли с детьми в театр, или просто собирались у кого-нибудь дома.

Они замечательно встретили Новый Год у Алены, даже Ритка и Женька пришли, конечно же, с Вероничкой. Санька рассматривал малышку, потом подошел к маме и к Рите, с серьезным видом заявив: В«Тетя Рита, Вероника у вас красивая и не орет совсем. Когда я вырасту, я на ней женюсьВ».

Ритка не растерялась и ответила: В«Так мы с дядей Женей на это и рассчитываем. Ты нам тоже, Санек, очень нравишься!В»

Светлячок, довольный, пошел опять к малышке, чтоб поиграть с ней.

— Хороший вкус у парня,- рассмеялась Рита.

— Да уж, согласна, — ответила Алена.

— А ты всё грустишь и не улыбаешься. Так нельзя, Ален.

— Знаю, но не получается у меня улыбаться. Знаешь, вчера стала перед зеркалом, хочу и не могу. Не улыбка, а гримаса выходит.

— Ничего, подруга. Будет и на твоей улице праздник, да ещё какой!

— Эх, Рита! Да я не жалуюсь, у меня есть вы, Санька, мама , любимая работа… Всё есть. Только душа выжжена, и сердце будто опустело, как заброшенный дом. Знаешь, как бывает? Вроде вот он дом, стоит, и вода в нем, и отопление, и все работает исправно, только очаг никто не зажигает, и никто там не живет. Ветшает крыша, начинаются сыпаться стены, а механика вся работает бесперебойно. А дом умирает. Вот тоже самое у меня происходит с сердцем.

— Аленка, зачем ты с такой горечью говоришь? Ещё зажжется очаг, заселится дом и будет в нем тепло и уютно.

— Спасибо, Ритуся, я очень на это надеюсь. Очень.

Растаял снег, играли музыку весны капающие сосульки, везде продавали подснежники, тюльпаны и вербу.

Потом совершенно внезапно, однажды утром, все деревья покрылись зеленой дымкой лопнувших почек, Сирень выкинула тугие кисти из-за зеленых листьев, как выбрасывают белый платочек из рукава, зажав его двумя пальчиками В«Сударыня-барыняВ».

Солнце щедро поливало золотом крыши, отражалось в чисто вымытых окнах ,плясало зайчиками на лицах прохожих, заглядывало в каждый уголок города, уставшее, уступало место ночной прохладе. Зрели черешня и вишня, наливаясь медовой сладостью и соком, цветы спешили поскорее показать все свою красоту.

А потому дни стали заметно короче, в город завезли арбузы и дыни. Осень иногда заявляла свои права холодными ливнями, а потом окончательно вступила в свои права.

Прошел почти год. Год с того дня, когда уехал Сергей. Год, в котором не было Алениных улыбок, звонкого смеха и ямочек на её щеках. Самый тяжелый за всю её жизнь.

Елена Кумар

Продолжение следует

comments powered by HyperComments
Оцените статью: Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (Пока оценок нет)
Загрузка...
Просмотров: 627
загрузка...