Заметка

Жили-были люди. Продолжение.

3518263_pervoesvidanie (450x314, 14Kb)

И тут она увидела его, сердце дрогнуло, замерло и снова застучало с удвоенной силой. Оно жило по своим законам, законам радости и любви. Сергей, высокий, красивый, стоял около машины, небрежно облокотившись о неё. Было уже темно. Издали автомобиль казался черным, но Алёна знала, что будет он шоколадным, как его глаза; и она не ошиблась.

 — Сережа,- выдохнула девушка,- я не опоздала? Знаю, что нужно прийти чуть — позже на свидание, но, с детства меня приучили к пунктуальности, а привычка — это хуже характера. Сегодня такой теплый вечер, не осенний, почти летний. Я вот куртку одела, а можно было и плащ накинуть. Сегодня дежурила в больнице, да ты ведь знаешь, а Сашка меня не хотел отпускать, сказку просил почитать. Мама уговорила его не обижаться. Он у меня собственник, но самый любимый на свете. Он очень умный, но ты же видел его, и красивый. Я могу говорить о нем бесконечно. Не все это любят:

— Алёнушка, здравствуй. Остановись, отдышись.

— Ой, Сережа, и вправду. Просто я очень волнуюсь. Извини.

— Почему?

— Я не знаю, такое со мной впервые,- опустив глаза ответила Алёна,- а это твоя машина? Мы куда-то поедем?

— Алёнушка, девочка моя, посмотри на меня. Я здесь, рядом с тобой и никогда, слышишь, никогда тебя не оставлю. Со мной такое тоже не случалось. Знаю, это глупо звучит, я — мужчина, но с того момента, когда увидел тебя неделю назад в парке, не мог забыть синие искорки в твоих глазах, твой голос. Мне кажется, я знаю тебя долго-долго , твоя ладошка ложится в мою руку так, будто именно для неё создана моя ладонь. Я не знал, что так бывает.

— Сережа, я чувствую, точно так же все, что с нами происходит. Иногда мне даже страшно становится.

— Не бойся. Я всегда буду с тобой. Верь мне.

— Я верю,- тихо ответила она. Мы куда-нибудь поедем или погуляем по бульвару.

— Поедем, если ты не возражаешь. Я хочу показать тебе одно чудное место — маленький ресторанчик. Его хозяин — мой давний знакомый, вернее не мой, а моего отца. Это маленький домик на берегу моря. Чужие редко забираются так далеко, и, в основном, любят посидеть там и вкусно поесть завсегдатаи. Ты не против маленького путешествия.

— Не против, с удовольствием поеду с тобой, куда скажешь.

Алене вдруг почему-то стало необычайно легко и хорошо. Машина мягко тронулась с места, Сергей включил тихую музыку. Девушка прикрыла глаза: В«Сережа, как здорово, что мы с тобой встретили друг друга. Спасибо тебе Сашка-Светлячок, что ты привел меня в этот парк,- думала она,- сейчас я понимаю, что значит быть счастливой безгранично».

Незаметно пролетели сорок минут. Когда Алена открыла глаза. Она не поверила, что недалеко от города, в котором она прожила всю жизнь, может быть такая красота.

Небольшой двухэтажный дом походил на сказочный игрушечный замок, окруженный, как армией, деревьями в золотых листьях. Осеннее море шумело, билось о берег, оставляя на песке белую пену.

— Сережа, это невероятно! Ты — молодец, что привез меня сюда.

— Это ещё не всё. Давай зайдем в дом.

Когда Алёна открыла дверь главного зала, который и был рестораном, она не могла сдержать возглас восхищения. Вдоль правой и левой стены расположились столики из дерева, возле них стулья с высокими резными спинками. Девушка насчитала восемь столов. Посередине лежал ковёр, он был немного потёрт, но именно это и придавало ему определенный шик. На стенах висели гобелены ручной работы, которые освещали свечи в настенных подсвечниках с отражателями.

— Гобелены вышивала жена хозяина,- пояснил Сергей.

Свет был мягким, будто льющимся с потолка по стенам водопадом. Источники его не были видны.

Но самым главным, поражающим воображение, царствующим в этом зале, был огромный камин. В нем можно было, наверное, стать в полный человеческий рост. Он полыхал жарким огнем, отбрасывая искры, пожирая поленья, и даря такое умиротворяющее тепло, что хотелось остаться здесь навсегда.

Алена, очарованная увиденным, даже не заметила, как Сергей подошел к пожилому мужчине, тепло поздоровался с ним. Это был хозяин ресторана.

— Алёнушка, подойди к нам. Я хочу познакомить тебя с Алексеем Дмитриевичем.

Она будто очнулась от сна, боясь повернуть голову на звук Сережиного голоса, словно все это великолепие могло исчезнуть.

— Здравствуйте, у вас так хорошо здесь! Нет, это не те слова, они не передают всего, что я чувствую.

— Добро пожаловать к нам, прекрасная незнакомка, — улыбаясь ,ответил Алексей Дмитриевич, — Сережа никогда не приходил сюда с девушкой, значит, вы — та, кого он ждал всю жизнь, — немного шутливо продолжал хозяин ресторана.

— Дядя Алеша, не смущайте Алену, а то она подумает Бог весть что.

— И вправду; давайте, выбирайте столик, садитесь, а я принесу вам поесть; но только на своё усмотрение. Согласны?

— Да,- разом ответили молодые люди.

Потом началось самое настоящее чревоугодие. Остановиться не было сил, да и не очень-то и хотелось. Откинувшись на спинку стула, Алена простонала: «Серёжа, всё, я сейчас взорвусь, как передутый воздушный шар. Всё так вкусно и красиво, но попроси Алексея Дмитриевича остановить это безумство». Довольно улыбаясь, Сережа взял девушку за руку.

— Понравилось?

— Очень. Все здорово!

— Давай прогуляемся, здесь можно спуститься к морю, — сказал Алексей.

— Это как раз то, что сейчас нужно, — ответила Алена.

Они вышли из дома в южную ночь. Было очень тихо. По ступенькам, проделанным в грунте, они спустились на пляж.

— Я давно не гуляла ночью у моря. Работа, Сашка -не до этого было.

— Понимаю, я тоже сто лет не стоял на берегу, не смотрел на ночное море.

Они оба чувствовали, что все слова, которые сказаны, не выражают главного, важного, тревожившего их сердца.

— Посмотри на меня,- тихо попросил Сергей,- я хочу видеть твое лицо, твои глаза.

Алена медленно повернулась к нему, подняла голову.

— Аленушка, девочка моя, как я мог быть без тебя.

Сильные и нежные руки обняли её, прижали к горячему, даже через одежду, телу. Алена уткнулась лицом в его шею, вдыхая аромат кожи, туалетной воды и сигарет. Она дрожала, как в ознобе, и просила мысленно: «Поцелуй меня, если ты сейчас меня не поцелуешь, я умру».

Сергей, будто услышав её, поцеловал Алену в макушку, затем в висок, в щеку, нашел губы, замер, а потом жадно приник к ним. Она ответила на поцелуй, обняла его так крепко, словно он мог исчезнуть. Ей хотелось чувствовать его, зная, что это не сон.

Бесконечно долгим, мучительно сладостным был этот поцелуй.

Их души перетекали из одного тела в другое, сливались и возвращались, обогащенные друг другом. Им обоим не хватало воздуха, и не хватало сил остановиться.

— Алена, — выдохнул Сергей,- Аленушка, — он повторял и повторял её имя, как страждущий -молитву, надеясь и веря, что будет услышан.

— Поедем ко мне, я не хочу оставаться без тебя.

— Сереженька, прости. Я не могу. Все происходит так стремительно, мне нужно время, чтобы привыкнуть к себе новой. А ещё есть мама и Сашка. Они будут волноваться.

— Да, ты права. Я, кажется, не соображаю, что говорю. Но обещай, настанет день, когда ты прийдешь в мой дом.

— Обещаю. Честно.

Сергей поцеловал Алену, обнял, и они поднялись к дому.

— Поедем в город?

— Да, уже пора. Я готова гулять, говорить и целоваться с тобой всю ночь. Но завтра на работу, не смотря ни на что.

Сергей проводил девушку домой.

— Позвони мне завтра прямо с утра, я хочу услышать твой голос,- попросил он,- и договоримся о встрече на вечер.

— Согласна. А теперь, пока, спокойной ночи, Сережа. Поцелуй меня ещё.

Только спустя полчаса Алена зашла в квартиру. Мама не спала, ждала дочь. Увидев сияющее лицо Алечки, она ничего не спросила, улыбнулась и ушла к себе в комнату.

Утро, как всегда, наступило неожиданно быстро. Похолодало, начался дождь. Но сегодня Алене, по одной, только ей известной причине, хотелось улыбаться всем и крикнуть: «Здравствуйте, люди! Разве вы не видите, что я сегодня самая счастливая! Вы посмотрите, какой красивый дождь! Он шумит, как листва в весеннем лесу. Это потому, что меня любят! Это, же так здорово, когда двое любят друг друга. Если вам плохо, вы одиноки, я поделюсь с вами своим счастьем! Верите, мне не жалко! У меня его много. Здравствуйте, люди!»

На работе все спрашивали её, что такого хорошего произошло; говорили, что она светится изнутри, а синие искорки в глазах превратились в неугасающее пламя.

Улучив свободную минутку, Алена затащила Риту в курилку.

— Вижу, вижу, всё в шоколаде, — опередила Аленин рассказ подруга.

— Риточка, он еще лучше, чем я думала. Мы вчера были в та-аком месте..

— Ага, у него в квартире с евроремонтом или в шикарном мотеле.

— Ритка, ты опять за свое. Такое впечатление, что ты думаешь не головой, а тем местом. Какой мотель, какая квартира? Хотя он звал меня к себе, но я не пошла.

— Ну и дура, может твой идеал не так хорош, как ты думаешь, вот и проверила бы.

— Мы ходили в ресторан. Это сказка.

— Обожрались наверное?..

— И это тоже. Но там такое место красивое, у моря.

— И с каких пор ты стала заядлой морячкой?

— Рита, я не буду тебе ничего рассказывать.

— Аля, не обижайся; ты знаешь, это стиль у меня такой. Я очень рада за тебя, но не хочу, чтобы, не дай Бог, разочарование наступило раньше, чем ты будешь к нему готова! Я проходила через все это, ты знаешь. Я очень люблю тебя, подруга, поэтому спускаю периодически с небес на землю. Не смотри на меня так, будто ты не знала, что я тебя люблю.

— Ритка!..

— Ален, ты что совсем с катушек съехала? Я против лесбийской любви. Обожаю мужиков.

— Слава Богу, а то я уж подумала.

— Срочно нужно увидеть твоего Сереженьку. Что за экземпляр так затормозил твои мозги.

Они весело рассмеялись и разошлись по своим делам.

Алена позвонила Сергею на работу. Сердце стучало где-то в горле, ладони вспотели, голос дрожал.

— Сережа, это Алена.

— Доброе утро, моя девочка! Я думал, не дождусь звонка, так хотел услышать твой голос, так соскучился без тебя. Вечером ты моя?

— Сережа, я тоже соскучилась, хочу увидеть тебя.

— Заметано. К половине восьмого я у твоего дома. Целую, крепко-крепко, нежно-нежно. Пока.

— Пока.

Положив трубку, она вытерла ладони, успокоила дыхание. «Надо же так было волноваться»,- и шагом уверенной в себе женщины прошла по коридору в родзал.

Прийдя домой, Алена успела принять душ, перекусить на скорую руку, выбрать платье на вечер; и все это под звонкий голосок Сашки, который никак не мог понять,- почему мамочка опять куда-то спешит, почему не останется с ним и не почитает книжку.

— Санька, не мешай маме, — смеясь, пыталась успокоить непоседу Вера Ивановна.

— Бабушка, я тоже хочу нарядно одеться и пойти гулять.

— Малыш, уже вечер, тебе скоро ложиться спать, — ответила Алена.

— Мамочка, я без тебя скучаю, возьми меня с собой.

— Светлячок, сегодня не могу, но я обещаю, что выходные проведем вместе: погуляем, зайдем в кафе, купим твои любимые пирожные. Ты придумай, куда хочешь пойти, скажешь мне завтра. Я очень люблю тебя, сынок, больше всех на свете. Не обижайся на меня. Ладно?

— Ладно. А давай пойдем в цирк!

— Хорошо, я куплю билеты. А теперь иди мойся — и спать. Слушайся бабушку. Я ухожу.

— Иди, иди, доченька, пора уже тебе, а то опоздаешь,- улыбнулась Вера Ивановна.

Сережа уже ждал Алену в машине.

— Привет, я не опоздала?

— Привет! Королевы не опаздывают, они задерживаются.

Сергей наклонился и поцеловал девушку.

— Как хорошо ты пахнешь,- весной, цветами, солнцем,—шепнул он ей на ухо.

Алена вздрогнула, кожа покрылась мурашками: «Боже, вот это реакция. Я чуть ли сознание не теряю от его голоса, дыхания»,- удивилась она самой себе.

— Какие у нас планы? — спросила она внезапно охрипшим голосом.

— Я взял билеты в театр, а потом поужинаем где-нибудь, — ответил Сергей, — если ты не против.

— Сто лет не была в театре. Поехали!

Театр оперетты небольшой, но в этом его очарование. Мягкие бархатные кресла, тяжелый велюровый бардовый с золотыми кистями занавес; оркестровая яма с музыкантами, которые настраивали инструменты; невнятный, особый театральный гомон в зале, словно рой пчел витает над летним лугом,- всё это создавало особую атмосферу ожидания праздника.

Елена Кумар

comments powered by HyperComments
Оцените статью: Очень плохоПлохоНормальноХорошоОтлично (Пока оценок нет)
Загрузка...
Просмотров: 383
загрузка...